75-летию Великой Победы. Советские подводные силы в Великой Отечественной войне

размещено в: Новости, Новости музея | 0

75-летию Великой Победы

Советские подводные силы в Великой Отечественной войне.

Девятого мая наша страна отметила 75-летний юбилей Великой Победы в Великой Отечественной койне. Наряду с Советской Армией свой вклад в Победу внес и Военно-морской флот, использовавший на передовых рубежах морских сражений свои подводные силы.

Предвоенной концепцией боевого применения военно-морских сил СССР – Рабоче-Крестьянского Красного Флота (РККФ) подводным силам  отводилась ведущая роль в борьбе против флота вероятного противника, защите своего побережья от ударов врага  с моря. В 1930-е гг. назначение подводных  лодок виделось, прежде всего, в сосредоточенном ударе по крупным вражеским надводным кораблям, несении дозоров у своих баз, в выполнении разведывательных походов и постановке минных заграждений у вражеских баз и, в последнюю очередь, в действиях на коммуникациях противника.

Катастрофичное начало Великой Отечественной войны коренным образом изменило планы применения РККФ, не позволило реализовать те задачи, которые стояли перед флотом, согласно предвоенным планам.

Быстрое продвижение войск противника вглубь территории страны нарушило систему базирования Балтийского флота, что  резко сократило его возможности и привело к значительным потерям при оставлении Лиепаи (Либавы), Риги и Таллина.  Флоту пришлось действовать на нескольких разобщенных направлениях в условиях господства авиации противника и постоянно наращиваемой минной опасности. К началу сентября 1941 года главные силы Балтийского флота оказались оттесненными  в Кронштадт  и Ленинград. Всего в июне-декабре 1941 года  подводные лодки Балтийского флота выполнили 79 походов на вражеские коммуникации, потопив  6 транспортных  судов и одну плавбазу. Крупным успехом балтийского подплава стало потопление «Щ-307» (ком. Н.И. Петров) немецкой ПЛ «U-144» в августе 1941 года. За первый год войны Балтийский Флот потерял 27 подводных  лодок,  причем 6  из их были  взорваны экипажами при оставлении военно-морских баз, 2 – потоплены авиацией  и артиллерией противника в Кронштадте и Ленинграде.

В течении 1941 года крупные корабли противника не предпринимали попытки прорыва в Финский залив и главной задачей подплава Балтийского флота в 1942 году  стало действие на коммуникациях противника. 

Морские коммуникации Балтийского моря имели важное значение и для промышленности Германии, обеспечивая поставку железной  и никелевой руды, и другого стратегического сырья, и для немецкой армии – обеспечивая перевозку живой силы и техники в Финляндию и  на Север. Для перевозки использовался германский, шведский и финский тоннаж, торговые суда оккупированных стран. Основные коммуникации проходили вдоль берегов Ботнического залива, южного побережья Швеции, в Балтийской проливной зоне и по шхерным фарватерам Финляндии. Судоходство было организовано так, что большая часть пути проходила в шведских территориальных водах. Для блокирования советских подводных лодок в Финском заливе созданы противолодочные рубежи, усилена плотность минных заграждений: если к началу 1942 года было выставлено 3 тыс. мин, то к концу года их количество составило  11 тысяч. 

Действия подплава  Балтийского флота на коммуникациях противника осуществлялось тремя эшелонами в июне-июле, в августе – сентябре и в октябре – ноябре, с возвращением последнего эшелона в базу до начала ледостава в Финском заливе. Первой подводной лодкой, вышедшей на балтийский простор, стала «Щ-317»  (ком. Н.К. Мохов), потопившая 3  транспортных судна и повредившая одно. Существенных успехов добились подводные лодки: «С-7» (ком. С.П. Лисин) –  4 потопленных и одно поврежденное судно, «Щ-406» (ком. Е.Я. Осипов) – 2 потопленных  и одно поврежденное судно, «Л-3» (ком. П.Д. Грищенко) – одно судно потоплено торпедами и 4 судна подорвались на минах,  выставленных ПЛ. Самый длительный поход – 62 суток, совершила ПЛ «С-12» (ком. В.А. Тураев), повредившая два вражеских судна, перевозивших германских солдат. 

Всего было выполнено 35 боевых походов, при этом  из Финского залива в открытую часть Балтийского моря прорвались 23 подводных лодки, погибло 12. Балтийскими подводниками за 1942 год была поражено 32 цели, в том числе повреждено – 9 судов, потоплено – 23 судна.

Из-за понесенных потерь немецкое командование отказалось от морской перевозки войск из Дании под Ленинград,  было вынуждено ввести систему конвоев. Это существенно сократило объемы поставок железной руды: если в 1941 году в Германию было доставлено 9,3 млн. тонн шведской руды, по то в 1942 году – было поставлено только 8,1 млн. тонн.

В первые месяцы  Великой Отечественной войны на черноморском побережье были оставлены Николаев, Одесса и другие города черноморского побережья, осенью 1941 года немецкие войска захватили Крым и блокировали Севастополь. Черноморский флот перебазировался в дальние порты – Новороссийск и Туапсе.

Первыми  на черноморские  коммуникации противника вышли «Щ-205» (ком. П.С. Дронин), «Щ-209» (ком. С.А. Каракай) и «Щ-209» (ком. И.Н. Киселев), затем их заменили другие подводные лодки. Всего в июне – июле 1941 года было выполнено 9 боевых походов, однако успеха они не принесли –  с началом боевых  действий противник резко сократил объем перевозок. С учетом этого была изменена тактика применения подводных лодок и в последующих походах были достигнуты успехи. «Щ-211» потопила одно судно и повредила танкер, «М-35» уничтожила два парома, «Щ-214» потопила итальянский танкер. Всего же до конца 1941 года подводные лодки Черноморского флота совершили 103 боевых похода, выполнили 24 торпедные атаки, потопили 5 транспортных судов противника. Относительно скромный успех объясним тем, что объектами атаки являлись небольшие и мелкосидящие суда, сложно поражаемые торпедами. Подводные минные заградители «Л-4», «Л-5» и «Л-6» выполнили 14 боевых походов, выстави порядка 260 мин на морских коммуникациях противника.

С началом 1942 года подводные лодки Черноморского флота продолжали боевые походы на коммуникации противника. Однако с апреля важной задачей черноморского подплава стали транспортные походы в Севастополь. С середины апреля 1942 года положение осажденного города серьезно осложнилось, снабжение защитников транспортными судами стало невозможным,  и решение данных задач было возложено на боевые корабли и подводные лодки. Первыми в Севастополь пришли «Л-4» (ком. Е.П. Поляков) и «Д-4» (ком. И.С. Израилевич), «Л-5» (ком. А.С. Жданов) и «Л-23» (И.В. Фартушный).  Всего до начала июля 1942 года подводные лодки совершили 69 транспортных походов, доставив в  Севастополь 46 чел., 3 695 т. продовольствия, боеприпасов и иных грузов, в том числе 478 т. бензина. Обратно было вывезено 2,8 т. различных грузов, 1 392 чел. и ценностей государственного банка на сумму 14,5 млн. руб.  Последними подводными лодками, покинувшими павший город 2 июля 1942 года, стали «Л-23» и «Щ-209», вывезшие командный состав  Севастопольского оборонительного района.

Всего за 1942 год  подводные лодки Черноморского флота выполнили 40 торпедных атак, потопили 16 транспортных судов противника, выставили на его коммуникациях 196 мин.

В Заполярье основные морские коммуникации противника проходили вдоль побережья Северной Норвегии. Из района Варангер-фьорда в Германию вывозился никель, из района Киркинеса – железная руда. В обратном направлении водным путем доставлялись грузы для немецко-фашистских войск. Поскольку использование сухопутного пути в летнее время было связано с большими трудностями, а в зимнее вообще исключалось, морские перевозки, которые гитлеровцы в течение всей войны старались сделать регулярными, играли исключительно важную роль. К октябрю 1941 года  линия фронта стабилизировалась и до наступления

Первое время на коммуникациях противника действовали малые силы североморского подплава  – две-четыре подводные лодки. Большего Северный флот дать не мог, так как четыре лодки находились в ремонте, а четыре были привлечены к несению дозоров в своих водных районах.  К осени 1941 года, когда Северный флот пополнился новыми кораблями (из Ленинграда были переведены «К-3», «К-21», «К-22», «К-23», «С-101», «С-102») число лодок, действовавших на коммуникациях, было увеличено. С учетом опыта первых месяцев войны в тактику подводных лодок были внесены изменения: с позиционного несения службы, подводные лодки перешли к методу крейсерства, что существенно повысило эффективность поиска противника.

Одним из новых тактических приемов стало проникновение подводных  лодок в гавани противника. Впервые  такой прием применила «Щ-401» (ком. А.Е. Моисеев), скрытно войдя в бухту о-ва Вардё, затем его повторили «Щ-402» (ком. Н.Г. Столбов), потопившая в гавани Хоннингсвог (о. Магерё) транспорт противника, «М-174» (ком. Н. Е. Егоров), «М-172» (ком. И. И. Фисанович) и «М-171» (ком. В.Г. Стариков) – проникшие в гавань Линахамари. Всего в 1941 году подводные лодки Северного флота совершили 9 прорывов в порты и базы противника, из них 7 – с выпуском торпед.

Минные постановки подводные лодки Северного флота начали выполнять в сентябре 1941 года. Местные глубины вынуждали ставить мины в непосредственной близости от вражеских береговых постов наблюдения, в зоне противолодочной обороны, что требовало  от командиров ПЛ особой осторожности. Всего до конца этого года подводные лодки Северного флота выставили 147 мин, что существенно сковало действия противника.

В начале осени 1941 года  подводными лодками Северного флота впервые была применена артиллерия. Подводная лодка «К-2» (ком. В. П. Уткин, старший на борту командир дивизиона М. И. Гаджиев) не имея возможности атаковать обнаруженный транспорт в подводном положении, всплыла и потопила его огнем 100-мм пушек. Вслед за «К-2» артиллерию применяли и другие лодки – «К-23», «К-3» и «К-22». В 1941 году подводные лодки  Северного  флота выполнили 7 артиллерийских атак, в результате которых были потоплены транспорт, траулер, сторожевой корабль и несколько мотоботов.

Всего за 1941 год подводные лодки Северного флота провели 74 боевых похода, по отчетам командиров ПЛ было потоплено 31 судно противника, потерь подводных лодок не было.  

Со стабилизацией фронта в Заполярье в начале 1942 года противник активизировал морские перевозки и одновременно принял ряд мер по укреплению своих противолодочных сил. Основная коммуникация «Тромсё – Петсамо» охранялась флотилией в составе эсминцев, сторожевых кораблей и тральщиков, в  феврале-марте 1942 г. для охраны прибрежных коммуникаций противником было выставлено 15 минных заграждений.

В ответ на это подплав Северного флота расширил районы своих действий. Изыскивая пути повышения эффективности действий подводных лодок, командиры стали уделять больше внимания гидроакустическим средствам наблюдения. Случаи обнаружения кораблей противника гидроакустической аппаратурой еще до начала визуального наблюдения их в перископ стали довольно частыми. Первой такой тактический прием применила «М-173» (ком. В. А. Терехин), выйдя в позицию для атаки по данным гидроакустиков, и произведя атаку с помощью перископа, результатом которой стало потопление транспорта противника. В последующем этот прием использовали «М-172», «Щ-421», «К-21» и другие подводные лодки. Всего за год было проведено 12 торпедных атак с использованием гидроакустики.

С началом Великой Отечественной войны Тихоокеанский флот стал резервом для воюющих фронтов и флотов. Тысячи моряков – тихоокеанцев пополнили морские стрелковые бригады, в октябре  1942 года для усиления Северного флота были направлены подводные лодки «Л-15», «Л-16», «С-51», «С-54», «С-55» и «С-56». Переход проходил по маршруту «Владивосток – Петропавловск-Камчатский – Датч-Харбор – Сан-Франциско – Коко-Соло (Панамский канал) – Гуантанамо – Галифакс – Розайт – Лервик – Полярное». В пути подводные лодки дважды выдержали сильный шторм, в ночь с 11 на 12 октября 1942 года неизвестной подводной лодкой была потоплена «Л-16».  Остальные подводные лодки, преодолев более 16 тыс. миль, в марте 1943 годы прибыли в Полярный и вошли в состав Северного флота.

В 1943 году первый прорыв в открытую Балтику осуществили «Щ-303» (ком. И.В. Травкин) и «Щ-408» (ком. П.С. Кузьмин).  Однако, «Щ-303» не смогла пройти рубеж Нарген – Поркалла-Удд, и по приказу командования вернулась в базу, а «Щ-408» – погибла. Вторая группа ПЛ в составе  «Щ-406» и «С-12» так же не смогла выполнить поставленную задачу: «Щ-406» погибла, а прорыв «С-12» был отменен. Неудачными были и иные попытки прорыва советских ПЛ: «М-96» и «М-102» из-за полученных повреждений были принуждены вернуться в базу, «С-9» и «С-12» погибли, выполняя задание. Дальнейшие попытки форсировать Финский залив могли привести к неоправданным потерям. Столкнувшись с мощной противолодочной обороной советские подводные лодки  в 1943 году  не смогли  прорваться в открытую часть Балтийского моря.

К началу 1944 года подплав Балтийского флота  имел  в своем составе 18 боеспособных подводных лодок. Новые возможности для действий подводных сил появились после выхода из войны Финляндии. Условиями перемирия предусматривалось использование финского шхерного фарватера для выхода наших подводных лодок в Балтийское море – в обход минных заграждений. Финские порты Хельсинки и Турку были открыты для базирования сил нашего флота, куда  было переведено 10 подводных лодок.

Боевые действия балтийского подплава начались в октябре 1944 года, главным образом на коммуникациях между портами  Виндава, Либава, Данциг и  Любек. В интересах подводных лодок велась воздушная разведка. Однако прямой связи между самолетами и лодками не было, и это удлиняло сроки прохождения радиограмм, вследствие чего содержание их нередко устаревало. Удачно воспользовались данными воздушной разведки, и вышли на перехват конвоев противника две лодки: «Щ-309» и «К-51». В основном же подводные лодки вели поиск противника самостоятельно. Успешно действовали на коммуникациях подводные лодки «Щ-407» (ком. П.И. Бочаров), «Щ-307» (ком. М. С. Калинин), «Щ-310» (ком. С. Н. Богорад),  «Щ-318» (ком. Л. А. Лошкарев), «К-51» (ком. В. А. Дроздов) и  «К-53» (ком. Д. К. Ярошевич). Удачными были действия подводных минных заградителей.  «Л-3» (ком. В. К. Коновалов) поставила западнее о. Борнхольм два десятка мин, на которых подорвался миноносец   и транспорт противника. «Лембит» (ком. А. М. Матиясевич)  выставила минные банки у Кольберга и мыса Брюстерорт, на которых подорвались и погибли буксир и два транспортных судна. На минном заграждении  выставленном «Л-21» (ком.  С. С. Могилевский)  немцы потеряли два транспорта.

В 1943-1944 гг. две подводные лодки Балтфлота – «М-77» и «М-79» участвовали в боевых действиях на Ладожском озере. Перевезенные железнодорожным транспортом, подводные лодки выполнили 12 боевых походов, осуществляя разведку акваторий и прибрежных территорий, высаживая диверсионные группы в глубоком тылу у немецких и финских войск, и эвакуируя их после выполнения боевой задачи.  Кроме этого, экипажам ставилась задача по захвату «языков» – пленных с вражеских  шлюпок и катеров связи. 

Изменение стратегической обстановки на юге в пользу Советского Союза в 1943 и 1944 гг. обусловили главную задачу подводных сил  Черноморского флота – воспрепятствование эвакуации войск противника морским путем. С этой целью подводные лодки были переразвернуты из западной части Черного моря в район Феодосии. В западном районе осталась позиция вблизи мыса Тарханкут.

В ходе кампании 1943 года подводные лодки Черноморского флота совершили 102 боевых похода, из которых большинство проходили у южного берега Крыма. Наибольшего успеха добились  «Д-4» (ком. И. Я. Трофимов), «М-111» (ком.  Я.К. Иосселиани),  «М-112» (ком. С. Н. Хаханов), «Л-4» (ком. Е. П. Поляков) и  «Щ-215» (ком. М.В. Грешилов).

В 1944 году боевые действия подводных лодок Черноморского флота стали приурочиваться к стратегическим наступательным операциям Советской Армии. В марте с началом подготовки операции по освобождению Крыма, подводные лодки встали в подготовительный ремонт (на позициях оставались лишь «С-31» и «Щ-215»), для последующего участия в блокаде морских коммуникаций, ведущих из портов полуострова.

Развертывание подводных лодок для участия в Крымской операции началось 11 апреля. Первыми вышли в поход «Л-6», «М-35», «М-111» и «А-5», за ними — «М-62». Находившиеся в море «С-31» и «Щ-215» заняли места в соответствии с общим планом операции. До 9 мая, дня освобождения Севастополя, было развернуто еще шесть подводных лодок – «М-55», «Л-4», «М-54», «Щ-202», «Щ-201» и «С-33».

С окончанием Крымской операции в боевой деятельности подводных лодок вновь наступила пауза – началась подготовка к разгрому немецко-фашистских войск на территории Румынии и Болгарии. В рамках очередной операции подводные лодки действовали в западной части Черного моря, в районе между Констанцей и Бургасом. Они совершили 15 боевых походов, выполнили семь торпедных атак, три из которых – успешно. Малое число торпедных атак подводных лодок на завершающем этапе войны объясняется тем, что противник практически прекратил морские перевозки. В сентябре 1944 года  по окончании операции подводные лодки были возвращены в свои базы, война на Черном море закончилась.

Кампания 1943 года  в Советском Заполярье характеризовалась более интенсивным движением на морских коммуникациях противника, что было связано с необходимостью восполнения потерь, понесенных на сухопутном фронте, и возросшими потребностями Германии в стратегическом сырье. Противник продолжал наращивать противолодочные силы, уделяя особое внимание охранению конвоев на переходе морем. Опасные участки пути противник стремился пройти в темное время суток. Наиболее усиленно конвои охранялись в районе Варангер-фьорда. Были закрыты все проходы в выставленных ранее минных заграждениях. Значительно шире для противолодочной обороны гитлеровцы стали использовать свои подводные лодки. Дополнительно были выставлены корабельные дозоры на наиболее важных участках коммуникаций, увеличено число береговых постов наблюдения.

В начале 1943 года подплав  Северного флота  насчитывал 17 подводных лодок. На коммуникациях противника одновременно могли действовать 4-5 лодок. Этого, конечно, было мало, чтобы вести успешную борьбу с возросшими морскими перевозками противника. Положение осложнялось тем, что подводные лодки стали привлекаться к выполнению новой задачи — защите союзных конвоев, шедших в наши северные порты. Придавая большое значение Северному театру военных действий, на Северный флот было направлено  11 новых, построенных  подводных лодок («М-104», «М-105», «М-106», «М-107», «М-108», «М-200», «М-201», «С-14», «С-15», «С-103», «С-104»), с Тихоокеанского флота было переведено пять лодок («С-51», «С-54», «С-55», «С-56», «Л-15»). В итоге  Северный флот пополнился 16 подводными лодками.

Как и в предыдущем году, подводные лодки продолжали действовать в закрепленных за ними районах: малые – в районе от Варангер-фьорда до Тана-фьорда, средние – к западу от Тана-фьорда, большие – на более удаленных коммуникациях. Основным методом их боевого использования по-прежнему было крейсерство в ограниченных районах.

Первая операция Северного флота в 1944 году проводилась в период с 16 января по 5 февраля. Лодки, участвовавшие в операции, были сведены в три группы. Семь средних и малых лодок составили ударную группу, две лодки типа «С»  и «Л» – разведывательную, две средние лодки – резерв. Нелетная погода затрудняла действия разведывательной авиации, поэтому лодки из ударной группы, приступили к самостоятельному поиску вражеских конвоев и судов. В результате проведенной североморцами операции были потоплены 5 транспортов и 2 танкера, повреждены транспортное судно и сторожевой корабль противника. В ходе операции отличились «М-201» (ком. Н.И. Балин), «С-56» (ком. Г.И. Щедрин) и «М-105» (ком. В.Н.  Хрулев).

Следующая операция была проведена во второй половине февраля. Авиация и торпедные катера не смогли действовать активно. В период операции боевого успеха добились подводная лодка «М-119» (ком. К. М. Колосов), потопившая транспорт противника, и подводная лодка «С-56» (ком. Г. И. Щедрин), повредившая другой транспорт.  С 16 по 31 мая 1944 г. была проведена третья операция. В этот период разведывательной авиации удалось навести подводные лодки «С-15» и «М-201» на конвои противника.

Очередная операция была проведена в период с 10 по 25 июня 1944 года.  В ней участвовало пять подводных лодок. Четыре из них («С-104», «С-14», «М-200», «М-201»), пользуясь данными самолетов-разведчиков, последовательно атаковали вражеский конвой. Особенно удачны были действия «С-104» (ком. В. А. Тураев), одним залпом она потопила транспорт и корабль охранения противника.

9 июля 1944 года началась новая операция. К участию в ней были привлечены подводные лодки «Щ-402», «С-14», «С-56», «М-200», «Л-15», авиация и торпедные катера. Операция завершилась 17 июля нанесением массированного воздушного удара по скоплению судов в порту Киркенес и на стоянке в Бёк-фьорде. В результате североморцами были потоплены 4 транспорта, миноносец, 4 сторожевых корабля и 3 малых судна.

Больших успехов добились подводные лодки при проведении очередной операции в октябре 1944 года. Вначале в операции участвовали лодки «С-51», «В-2», «С-104», «С-102», «М-171», позднее на смену им были направлены лодки «С-14», «С-101», «Б-4», «В-3», «Л-20». Боевые действия охватывали пространство от о. Вардё до о. Магерё, впоследствии район был расширен до о. Лоппа.

В течение года активно действовали минные заградители. Подводная лодка «Л-20» совершила шесть боевых походов на постановку мин у берегов противника, лодки «Л-15» и «Л-22» также выполнили несколько минных постановок на вражеских коммуникациях. За 1944 год подводники поставили более 170 мин.

В победном 1945 году стремительное наступление советской армии вдоль побережья Балтийского моря привело к окружению в районах Кенигсберга, р. Вислы и п-ва Хела крупных группировок немецко-фашистских войск. Подводным силам Балтфлота  была поставлена задача – всемерно воспрепятствовать эвакуации врага. Для этого подводным лодкам назначались позиции у морских баз Виндава и Либава, на линиям к Данцигской и Померанской бухтам, а в апреле и мае – у курляндского побережья. За четыре месяца боевых действий балтийские подводники, господствуя на морских сообщениях противника, совершили 27 боевых походов, выполнили 52 торпедные атаки, израсходовали 152 торпеды. Исключительного результата добилась «С-13» (ком. А. И. Маринеско), потопившая  крупные транспортные суда – лайнер «В. Густлов» и «Генерал Штойбен». Успешно действовали «Л-3» (ком. В. К. Коновалов), «Щ-310» (ком. С. Н. Богорад), «К-52» (ком. И. В. Травкин), «Л-21» (ком. С. С. Могилевский), «Щ-318» (ком. Л. А. Лошкарев), «Щ-309» (ком. П. П. Ветчинкин) и другие ПЛ.

 

* * * * *

Результаты боевой деятельности Подводных сил Советского ВМФ в годы Великой Отечественной войны можно оценить посредством ряда показателей, в числе основных из которых – это количество (тоннаж) потопленных и поврежденных кораблей и судов противника,  количество и продолжительность боевых походов, выполненных подводными лодками.

Указать точное количество судов и кораблей противника, потопленных советскими подводными лодками, представляется сложной задачей, что обусловлено целой совокупностью факторов. Так, общепризнано: достоверным случаем потопления вражеского корабля или судна признается факт,  подтвержденный фотографиями гибнущего судна, сообщениями противника, данными своей разведки  или в позднем времени – данными из архивов противной стороны. Несомненно, по итогу каждого похода производилась оценка командованием флота действий подводной лодки и ее командира, по результатам которой «засчитывалось» потопление вражеского  корабля или судна. Во время боевых действий непосредственно зафиксировать гибель вражеского судна представляется достаточно сложной задачей. Во многих случаях, подводники слышали взрывы, после выпуска своих торпед, но наблюдать результаты поражения не могли, поскольку подводная лодка совершала  маневр уклонения или подвергалась атакам противолодочных сил противника. Повреждение  потопления своей разведкой во многих случаях была затруднительным, если не сказать невозможным, сообщения противника о гибели корабля или судна, за исключительными случаями, не делались.

Таким образом, окончательный подсчет побед подводного флота является достаточно сложной историко-архивной задачей, требующей изучения и сопоставления данных отечественных и зарубежных архивов.

По современным исследованиям, проведенным М.Э. Морозовым, за годы Великой Отечественной войны советскими подводниками было потоплено и повреждено 185 судов и кораблей, в том числе:   потоплено – 152, повреждено – 28, повреждено без возможности восстановления – 5.  Из них: 112 транспортных судов,  32 рыболовных судна, 36 боевых кораблей и 5 вспомогательных судов военно-морских сил противника.

Подводники Балтийского флота потопили и повредили 70 судов и кораблей, Северного флота – 60 судов и кораблей, Черноморского флота – 55 судов и кораблей.  Из них торпедным оружием – 113, минным оружием – 33, артиллерией – 36, подрывными патронами абордажных партий – 3.

В 1941 году было потоплено и повреждено 22 судна и корабля противника, в 1942 году – 68, в 1943 году – 46, в 1944 году – 34 и в 1945 году – 15.

Рассмотрим показатели деятельности подводных лодок Советского ВМФ в годы Великой Отечественной войны с точки зрения количества и продолжительности проведенных боевых походов, использовав результаты исследования, выполненного А.В. Платоновым.

Подводные лодки, совершившие наибольшее количество боевых походов:

  • «М-35» (Черноморский флот) – 32 боевых поход (291 сутки). Командиры: М.В. Грешилов (19 походов продолжительностью 117 суток) и В.М. Прокофьев (13 походов продолжительностью 174 суток);
  • «М-111» (Черноморский флот) – 30 боевых походов (234 суток). Командиры: А.А. Николаев (10 походов продолжительностью 59 суток), Я.К. Иосселиани (15 походов продолжительностью 128  суток), М.И. Хомяков (5 походов продолжительностью 47 суток);
  • «М-171» (Северный флот) – 28 боевых походов (128 суток). Командиры: В.Г. Стариков (23 похода  продолжительностью 107 суток), Г.Д. Коваленко (5 походов продолжительностью 21 сутки) [8, с. 10];

Подводные лодки, имевшие наибольшую продолжительность боевых походов:

  • «Щ-209» (Черноморский флот) – 337 суток (18 боевых походов). Командиры: И.Н. Киселев (96 суток за 6 походов), В.И. Иванов (207 суток за 10 походов) Н.В. Суходольский (34 суток за 2 похода);
  • – «Щ-215» (Черноморский флот) – 306 суток. Командиры: Г.П. Апостолов (76 суток за 4 похода), В.А. Коршунов (56 суток за 4 похода), М.В. Грешилов (142 суток за 6 походов), А.И. Стрижак (31 суток за 1 поход);
  • – «С-31» (Черноморский флот) – 303 суток (20 боевых походов). Командиры: И.Ф. Фартушный (102 суток за 6 походов), Н.П. Белокуров (201 сутки  за 14 походов) [8, с. 10];

Командиры подводных лодок, имевшие наибольшую продолжительность боевых походов:

  • Фартушный И.Ф.  – 305 суток в 23 боевых походах (102 суток на «С-31», 203 суток на «Л-23»);
  • Грешилов М.В.     – 259 суток в 25  боевых походах (117 суток на «М-35», 142 суток на «Щ-215»);
  • Прокофьев В.М.  –  218 суток  за  21  боевой  поход  (44  суток  на  «М-51», 174 суток на «М-35»).

 

* * * * *

За подвиги, совершенные в годы Великой Отечественной войны все моряки-подводники были награждены орденами и медалями, 23 моряка-подводника были удостоены звания Героя Советского Союза (из них двое после окончания войны, посмертно). Коллективными знаками отличия стали награждение Боевым Красным знаменем и присвоение гвардейского звания.  Краснознаменными стали 23 подводные лодки, гвардейскими – 12 подводных лодок, гвардейскими  и краснознаменными – 4 подводные лодки.

 

* * * * *

За годы Великой Отечественной войны были потеряны 102 подводные лодки Советского ВМФ. Вместе со своими кораблями погибло 3 480 советских моряков – подводников. Из них:

  • на Балтийском флоте погибло 46 подводных лодок и  1 388 моряков – подводников; 
  • на Черноморском флоте погибло  29 подводных лодок  и 954 моряка – подводника; 
  • на Северном флоте  погибло  22 подводных лодки и 939 моряков – подводников;
  • на Тихоокеанском флоте погибло  5 подводных лодок и 199 моряков – подводников.  

Вечная память павшим Героям!

 

Иллюстрации:

  1. Подводная лодка «Д-3» («Красногвардеец») – первая краснознаменная и гвардейская подводная лодка в Советском ВМФ.
  2. Колышкин Иван Александрович, командир бригады подводных лодок Северного флота, первый из подводников, удостоенный звания Героя Советского Союза в годы Великой Отечественной войны.
  3. Подводная лодка «С-56» награжденная в годы Великой Отечественной войны Боевым Красным знаменем и гвардейским званием, единственная подводная лодка, выполнившая кругосветное плавание.
  4. Щедрин Григорий Иванович, командир подводной лодки «С-56», Герой Советского Союза.
  5. Гвардейская подводная лодка «Щ-303».
  6. Краснознаменная подводная лодка «К-21»
  7. Краснознаменная подводная лодка «Щ-404»
  8. Краснознаменная подводная лодка – минный заградитель «Л-4»
  9. Краснознаменная подводная лодка «С-13»
  10. Гвардейская подводная лодка «М-35».
  11. Гвардейская подводная лодка «Щ-215»
  12. Гвардейская подводная лодка «М-62» в освобожденном Севастополе.