“Фрагменты истории морской гвардии Отечества.” Часть 2

размещено в: Новости | 0

Первая часть статьи: http://музеймаринеско.рф/fragmenty-morskoj-gvardii-otechestva-chast-1/

В море жизнь охраняемых лиц полностью зависела от профессионализма офицеров, сла­женности работы экипажа корабля. В услови­ях разбушевавшейся стихии у морского офи­цера-командира не было времени ждать указа­ний от высшего руководства.

А.А. Тронь. Демонстрация С.К. Джевецким своей подводной лодки на Серебряном пруду в Гатчине. 1880 год
А.А. Тронь. Демонстрация С.К. Джевецким своей подводной лодки на Серебряном пруду в Гатчине. 1880 год

Поэтому со времен Екатерины II в морскую гвардию направлялись наиболее подготовлен­ные боевые офицеры российского флота, про­явившие не только личные смелость и муже­ство в сражениях, но и доказавшие свое уме­ние командовать судами в дальних походах, в сложных гидрометеорологических условиях.

Значимы заслуги офицеров Морского Гвардейского экипажа в развитии мореплавания и наук о Земле, кругосветных путешествиях и географических открытиях.

Морской Гвардейский экипаж не остался в стороне и от внедрения в российском флоте подводных лодок. Офицеры и нижние чины Гвардейского экипажа обслуживали построенное в 1834 г. на Алек­сандровском литейном и механическом заводе в Санкт-Петербурге первое в России цельно­металлическое судно — подводную лодку.

Лодка водоизмещением 16 тонн была спро­ектирована выдающимся русским военным инженером генерал-адъютантом К.А. Шильдером (1785-1854). Командирами на подводной лодке были мичман Гвардейского экипажа Р.Н. Жмелев (с 1838 г.) и лейтенант Адамопуло.

Подводная лодка конструкции К.А. Шильдера
Подводная лодка конструкции К.А. Шильдера

Ее железный корпус был увенчан двумя башенками с иллюминаторами. Через крышу носовой башни выходила вертикальная «оптическая труба» — прообраз современного перископа, через крышу кормовой — вентиляционная труба.

Обязанности членов экипажа распределялись следующим образом: один — на руле, четверо — на гребках, двое при кранах и насосах, один — при гальванической батарее, один — в резерве. Все нижние чины, попеременно сменяясь, качали четыре «гребка» (двигатель), по принципу действия, напоминающие утиные лапки. При холостом ходе вперед, они складывались для уменьшения сопротивления, а при рабочем движении назад, раскрылись. «Мощности» мускульного двигателя не всегда хватало для преодоления течения в подводном положении и силы ветра — в надводном. Десятый член экипажа — офицер (командир) находился в кормовой башне и. наблюдая оттуда через иллюминаторы и перископ за поверхностью моря, отдавал необходимые команды. Скорость лодки достигала всего 0,4 узла. Вооружение лодки состояло из бочонка с 20 фунтами пороха, подвешенного на гарпуне, на конце длинного бушприта. Вонзила гарпун с миной в борт вражеского корабля, подводная лодка давала задний ход. И, отойдя на безопасное расстояние, взрывала мину с помощью электрического запала, разработанного академиком Б.С. Якоби.

Кроме того, на каждом борту лодки были установлены станки из трех 4,5-метровых металлических труб для запуска 4-х дюймовых (102 мм) пороховых ракет системы Конгрева. Все 6 ракет были надежно изолированы от воды пробками, прикрытыми резиновыми колпачками. Воспламенение ракет проводилось с помощью электрозапалов от специальных батарей. Лодка могла вести одиночный и залповый ракетный огонь. Кучность стрельбы была соизмерима с имевшимися тогда на кораблях гладкоствольными орудиями. При попадании зажигательные ракеты вызывали пожар на деревянном корабле.

А.А. Тронь. Испытание ПЛ конструкции К.А. Шильдера в присутствии императора Николая I. 1830 год
А.А. Тронь. Испытание ПЛ конструкции К.А. Шильдера в присутствии императора Николая I. 1830 год

29 августа 1834 года на секретных испытаниях подводной миноноски присутствовал император Николай I. Испытания проходили на Неве в 40 верстах вверх по течению от города. Лодка маневрировала под водой и оставалась в погруженном состоянии при помощи тяжелых металлических гирь-якорей. С первых же минут испытатели убедились в невозможности управления лодкой изнутри. Однако быстро был найден оригинальный выход из положения. Экипаж оставался внутри лодки, а командир (сам генерал Шильдер) «находился вне оной на палубе, погруженный в воду по грудь в одежде из непроницаемой водою ткани», в ботинках со свинцовыми подошвами. Указания рулевому он давал через переговорную трубу.

Шильдер совершил на своей лодке еще несколько удачных погружений и маневров на Кронштадском рейде, а 24 июня 1838 года на северном рейде Кронштадта даже взорвал плавучую мишень десятикилограммовой пороховой миной. Только волей случая и благодаря мастерству моряков лодка избежала гибели.

«… По приближении к судну мина, находившаяся на носу лодки, притиснута была к судну удачно, самая же лодка течением была увлечена почти под киль судна, но… плывший сзади катер взял оную на буксир».

Были, также, впервые в мире проведены запуски из-под воды пороховых ракет.

Работы над шильдеровской подводной лодкой были прекращены осенью 1841 года. Вся информация о подводной лодке Шильдера была засекречена и поэтому свыше 100 лет не была известна историкам.

И, хотя, подводная лодка Шильдера не была поставлена на вооружение русского военно-морского флота, опыт, полученный при ее проектировании, строительстве и испытаниях, был использован судостроителями в дальнейшем.

А.А. Тронь. Показ императору Николаю II первой отечественной подводной лодки «Дельфин»
А.А. Тронь. Показ императору Николаю II первой отечественной подводной лодки «Дельфин»