История создания и боевой путь подводной лодки типа Д-3 «Красногвардеец»

размещено в: Новости, Новости музея | 0

Д-3 «Красногвардеец» – советская дизель-электрическая торпедная подводная лодка, построенная в 1927–1930 годах; третий корабль серии I, проекта Д – «Декабрист». Подводная лодка «Красногвардеец» была заложена 5 марта 1927 года на стапеле завода № 189. 14 ноября 1931 вошла в состав Морских сил Балтийского моря. Летом 1933 года лодка в составе ЭОН-2 по только что построенному Беломоро-Балтийскому каналу совершила переход с Балтики на Север, став ядром зарождающегося Северного флота. 21 августа 1934 года лодке присвоили обозначение «Д-3».

«Д-3» «Красногвардеец» был первым кораблем ВМФ СССР, добившимся одновременно Гвардейского звания (первый из ВМФ СССР) и ставшим Краснознаменным, а также первой подводной лодкой, совершившей подлёдное плавание. Надводный ход со скоростью до 14,5 уз обеспечивали два отечественных дизеля 42-Б-6 мощностью по 810 кВт, подводный со скоростью до 9 уз – два электродвигателя ПГ-20 мощностью по 500 кВт. Валовые линии соединялись с двигателями с помощью фрикционных муфт. Не пополняя запасов, «Красногвардеец» мог пройти в надводном положении до 7000 миль с экономической скоростью 9,5 уз и находиться в море до 40 суток. Была предусмотрена цистерна быстрого погружения. Уход на глубину с надводного положения занимал 1,5 минут. Подводная автономность достигала 3 суток, надводная 40 суток. Экипаж лодки составляли 53 человека, среди них 10 офицеров, 15 старшин и 28 матросов. В ограждении рубки были установлены 102-мм орудие Б-2 (118 снарядов) и 37-мм зенитный автомат 11-К. Впоследствии выяснилось, что такое размещение 102-мм орудия неудачно, так как оно значительно стеснило сам ходовой мостик и сильно мешало ходовой вахте, особенно при швартовках. Также на лодке имелся 7.62-миллиметровый пулемёт. Основным оружием были торпеды. На вооружении имелось восемь торпедных аппаратов (шесть носовых и два кормовых) калибра 533 миллиметра (боезапас 14 торпед). Первым командиром подводной лодки был назначен  К.Н. Грибоедов.

В 1934–1936 годах «Д-3» совершила ряд походов в высоких широтах. В 1937 году при возвращении из очередного плавания «Д-3» попала в британскую противолодочную сеть времён Первой мировой войны. В течение часа лодке удалось освободиться, при всплытии были обнаружены остатки сети и зафиксировано повреждение рулей. Через торпедный аппарат за борт выходил боцман Нещерет и резал сети.

В 1937 году «Д-3», совместно с «Д-2» совершила высокоширотное плавание до острова Медвежий и Шпицбергенской банки, пройдя в общей сложности 3 673 мили. В феврале 1938 года подводная лодка участвовала в снятии полярной станции «Северный полюс-1» во главе с Д.И. Папаниным. «Красногвардеец» находился рядом с «папанинской» льдиной и обеспечивал связь между ледокольными судами и главной базой флота. Командовал субмариной старший лейтенант В.Н. Котельников, на её борту находились командир бригады пл капитан 1 ранга Грибоедов, штурман бригады старший лейтенант Ф.В. Константинов и флагманский механик военинженер 3 ранга В.И. Рыбаков. В Гренландском море «Д-3» пересекла нулевой меридиан и первой из советских подводных лодок вышла в западное полушарие. 13 февраля 1938 года субмарина впервые в истории подводного плавания прошла под арктическим льдом, форсировав 5-кабельтовую ледовую перемычку, отделявшую её от чистой воды. В октябре 1938 года «Красногвардеец» перешел на Балтийский завод, где его ждал капремонт и модернизация. К апрелю 1940 года работы были закончены – на корабле изменены обводы легкого корпуса, конструкция ограждения рубки, заменено орудие главного калибра, установлены новые средства связи.

Начало Великой Отечественной войны «Д-3» встретила под командованием капитан-лейтенанта Константинова Филиппа Васильевича в составе 1-го дивизиона пл СФ в губе Мотка по плану боевой подготовки.

Вечером 23 июня 1941 года «Д-3» вышла в район Порсангер-фьорда (позиция № 3). На борту лодки в качестве обеспечивающего в море вышел командир дивизиона капитан 3 ранга М.И. Гаджиев. Во время похода «Красногвардеец» два раза обнаруживал перископы неприятельских подводных лодок, которых в этот момент на Севере еще не было. Десяток раз пришлось срочным погружением уклоняться от самолетов противника. Все время нахождения на позиции подводная лодка была в достаточном удалении от берега, когда пути маршрутов судов противника проходили в прибрежных водах. В итоге сигнальщики подводной лодки только однажды наблюдали на горизонте мачты, сблизиться с которыми не представлялось возможным. Вскоре, подводная лодка была отозвана с позиции и вечером 4 июля ошвартовалась в Полярном.

Вечером 17 июля «Д-3» снова вышла в море. На этот раз на борту субмарины находился командир 3-го дивизиона пл, в состав которого был переведен «Красногвардеец», капитан 3 ранга Колышкин Иван Александрович. Подводной лодке предстояло действовать в Лоппском море. Все время нахождения в указанном районе «Красногвардеец» преследовала череда поломок. Образовавшийся нагар не давал клинкетам дизелей прочно перекрыть магистраль. В результате, за час движения в подводном положении подводная лодка приняла до тонны забортной воды, которой доверху наполнился трюм дизельного отсека. Воду откачали, клинкеты отремонтировали, как вышел из строя лаг, а затем воду начала пропускать верхняя головка командирского перископа. Утром 25 июля подводная лодка была отозвана в базу, где 28 июля встала на навигационный ремонт. Днем 12 августа когда «Д-3» стояла в бухте Оленья, она подверглась налету авиации противника. Ответным огнем из 45-мм орудия подводной лодки, которое возглавлял старшина 2 статьи А.П. Береговой, был сбит один из самолетов. В эти сутки 5-й воздушный флот потерял один Bf-110C из состава эскадры ZG76.

Утром 16 августа «Красногвардеец» вышел в третий боевой поход. Подводной лодке предстояло действовать в районе Вардё. Вечером 19 августа «Д-3» обнаружила конвой противника в составе транспортов «Сивас» (3 832 брт), «Донау» (2 931 брт), «Ротенфельс» (7 854 брт), «Бармбек» (2 446 брт) и «Стамсунд» (864 брт) в охранении учебного корабля «Бремзе», эсминцев «Z-7» и «Z-20» и сторожевика «Готе». Готовя очередное наступление на Мурманск, противник перебрасывал части 6-й горнострелковой дивизии в Киркенес. Техническое состояние корабля было таково, что, несмотря на только что проведенный ремонт, при выходе в атаку подводная лодка с трудом удерживала глубину. Перед залпом мичман С. Нещерет все же «утопил» перископ, и выстрел одиночной торпедой был сделан вслепую. Противник атаки не заметил, торпеда прошла мимо. 25 августа «Д-3» обнаружила конвой противника, но выйти в атаку не смогла, так как не успела лечь на боевой курс из-за временного выхода из строя вертикального руля. 7 сентября 1941 года лодка вернулась в базу.

Четвертый боевой поход «Д-3» обеспечивали командир дивизиона И.А. Колышкин и начальник политотдела бригады пл полковой комиссар А.П. Байков. Вечером 22 сентября подводная лодка вышла в район Тана-фьорд – Бос-фьорд. Во время этого патрулирования «Д-3» должна была опробовать новый метод торпедной стрельбы, когда атакующая подводная лодка выпускала не одну, а две – три торпеды, что давало наибольшую возможность поражения цели. Для стрельбы с «временным интервалом» комдив взял с собой комплект специальных таблиц. Первый контакт с противником состоялся утром 26 сентября в Конгс-фьорде. Подводная лодка выпустила две торпеды по одиночному судну, по оценке командира в 1 500–2 000 тонн. Через две минуты после того как торпеды покинули субмарину, на «Д-3» услышали сильный взрыв. Спустя семь минут подводники в перископ попытались увидеть результат атаки, но налетевшие снежные заряды не дали этого сделать. Немцы отрицают потерю какого-либо своего судна в районе действий «Красногвардейца» в это время. Вероятно, был атакован небольшой норвежский каботажный пароходик. Возможно, взрыв произошел при ударе торпеды о дно или прибрежную скалу. Тем не менее, на подводной лодке цель посчитали потопленной. На следующий день в районе Гамвика подводная лодка обнаружила миноносец противника. (В это время здесь проходил конвой в составе госпитального судна «Берлин» в 15 286 брт, много позже ставшего печально известным «Адмиралом Нахимовым», эсминцев «Z-16», «Z-20», тральщиков «М-18», «М-22» и «М-30»). Субмарина начала маневрирование для торпедной атаки, но в этот момент выяснилось, что открыть крышки кормовых торпедных аппаратов, которые были предназначены к выстрелу, невозможно – разъединились клапан и шток, соединяющий дифферентную цистерну и трубы торпедных аппаратов. Цель прошла мимо. Спустя несколько часов «Д-3» обнаружила одиночно идущее судно в 1 500–2 000 тонн, идентифицированное как танкер, так как его надстройка располагалась в корме. После пуска одной торпеды взрыва не было, но спустя три минуты в перископ наблюдалось погружение судна. Подняв перископ еще через пять минут, командир цель не наблюдал. Судно посчитали потопленным. Очевидно, и в этот раз был атакован норвежский каботажник, который за те пять минут сумел уйти за пределы видимости. Днем 30 сентября севернее Омганга «Д-3» обнаружила два одиночных транспорта, расходящихся контркурсами. Над ними кружил самолет. Для атаки было выбрано судно водоизмещением 2 000–3 000 тонн, идущее в восточном направлении, по которому подводная лодка с дистанции 8–9 кбт выпустила три торпеды. По воспоминаниям командира «Красногвардейца» после того, как торпеды покинули субмарину, в центральном посту прорвало магистраль воздуха высокого давления. От пронзительного свиста больно резало в ушах, поэтому взрывов никто не слышал. Через пять минут после атаки в перископ наблюдался всего один транспорт, движущийся в западном направлении. Через несколько часов подводная лодка пыталась атаковать конвой, состоящий из транспортов «Браво I» (1 585 брт), «Стелла» (479 брт) и танкера «Ойрланд» (869 брт) под охраной сторожевиков «Целле», «Готе» и охотников «Uj-1205», «Uj-1701». Выходя на боевой курс «Д-3», следуя под перископом, села на мель, хотя согласно карте, глубина в этом месте составляли 26 м. Аварийная субмарина находилась носом к берегу. По предложению находившегося на борту начальника политотдела «Д-3» всплыла в позиционное положение, развернулась и снова погрузилась. К счастью, подобный маневр остался незамеченным для противника, но момент для атаки был упущен. Встреченный «Красногвардейцем» днем 1 октября конвой в составе госпитального судна «Штуттгарт» (13 387 брт) под охраной эсминцев «Z-16», «Z-20» и тральщиков «М-18», «М-22», «М-30», «R-155», «R-162» без потерь прибыл в Киркенес. Подводная лодка посчитала себя обнаруженной одним из кораблей эскорта и атака сорвалась. Вскоре на субмарине оборвался трос командирского перископа. Он замер в крайнем верхнем положении, поэтому в случае торпедной атаки лодка наверняка бы была обнаружена. Спустя несколько суток силами экипажа был проведен комплекс трудоемких работ, трос был заменен швартовым концом, перископ был отремонтирован. 13 октября в Тана-фьорде «Красногвардеец» попал в сеть, освободиться от которой смог только через час. 14 октября на «Д-3» вышел из строя шумопеленгатор – внутрь попала вода. В этот же день из-за внезапного ухудшения видимости подводная лодка не смогла атаковать конвой, состоящий из теплоходов «Хармут» (2 713 брт) и «Мар дель Плата» (7 333 брт) под охраной эсминца «Z-20» и тральщиков «М-18», «М-22». В ночь на 16 октября «Д-3» была отозвана в базу и на следующий день прибыла в Полярный. Подводной лодке было засчитано четыре победы. Общий тоннаж потопленных судов составлял 10–13 тысяч тонн.

Однако по итогам похода капитан-лейтенант Константинов был снят с должности и направлен в составе военной миссии в Англию, а на его место назначен капитан-лейтенант (затем капитан 3 ранга) Бибеев Михаил Алексеевич. В это время «Д-3» стояла в мурманском доке. Подводная лодка требовала серьезного ремонта. Выходивший в море на «Красногвардейце» командир дивизиона отметил в своем донесении, что на подводной лодке имеется постоянная течь клинкетов дизелей и пропуск воды в носовую дифферентную цистерну. Последний боевой поход субмарины сопровождали поломка командирского перископа, выход из строя лага, поломка клапана заполнения торпедных аппаратов, плохая работа радиопеленгатора и ненадежная работа эхолота. Выполнение поставленной задачи серьезно затрудняло отсутствие на подводной лодке акустики. 11 ноября «Д-3» завершила ремонтные работы.

Днем, 22 ноября «Д-3» вышла в район мыса Нордкап. В этом боевом походе на борту субмарины находились командир дивизиона Колышкин и заменивший помощника командира старшего лейтенанта П.Д. Соколова, получившего тяжелую травму (в ходе ремонтных работ при съеме командирского перископа ему оторвало два пальца на левой руке), дивизионный минер капитан-лейтенант А.М. Каутский. Вскоре после выхода в море подводники смогли оценить качество проведенного ремонта. Уже вечером 22 ноября вышли из строя носовые горизонтальные рули – сломался валик разобщения рулей от шпиля, затем оборвался проволочный подвес гирокомпаса. Если рули были введены в строй уже 24 ноября, то ремонт гирокомпаса в походных условиях был невозможен. Помня опыт своего предшественника, новый командир рискнул продолжить плавание по магнитному компасу. Утром 24 ноября «Д-3» заняла указанный район, имея невязку в 60 миль к западу. Наконец, подводная лодка прибыла к устью Порсангер-фьорда, где могла уточнить свое место по береговым ориентирам. Так как эхолот работал ненадежно, субмарина не могла проводить счисление по характеру изменения глубин, поэтому держалась в пределах видимости берега. 28 ноября бухте Хоннинсвог подводная лодка обнаружила конвой и тремя торпедами атаковала 6000-тонное судно из его состава. Спустя минуту, на подводной лодке зафиксировали взрыв и посчитали цель пораженной, но по данным противника, конвой в составе пароходов «Людвиг» (1 065 брт), «Альдебаран» (7 891 брт) и «Эрлинг Линдё» (1 281 брт) под эскортом сторожевиков «Киаочау» и «Того», вышедший из Хоннингсвога в этот день, потерь не понес. Сама «Д-3» не могла в перископ наблюдать за результатом своей атаки, так как в момент выстрела в уравнительную цистерну было принято слишком много воды, и подводная лодка провалилась до глубины 66 метров. Днем 5 декабря северо-восточнее мыса Сверхольт-Клуббен «Д-3» атаковала 10000-тонный транспорт из состава конвоя. Спустя минуту после пуска торпед прогремели два взрыва. Подводная лодка шла под перископом, но налетевший снежный заряд не дал наблюдать результата атаки. Продолжая движение за конвоем, «Д-3» спустя час после атаки наблюдала в перископ лишь мачту, трубу и часть кормовой надстройки цели, которые через несколько минут скрылись из вида. На этот раз «Красногвардеец» атаковал конвой, состоящий из транспортов «Леуна» (6 856 брт) и «Феодосия» (3 075 брт) под охраной тральщиков «М-17» и «М-30», который потерь не понес. Спустя сутки в этом же районе атаке «Д-3» подвергся другой караван в составе теплохода «Рингар» (5 013 брт), транспорта «Мошилл» (2 959 брт) в охранении сторожевиков «Нордриф» и «Нордвинд». Через минуту после пуска торпед на подводной лодке услышан взрыв. Наблюдая за результатом атаки в перископ, командир, по его словам, видел, как один из кораблей эскорта снимает людей с гибнущего судна, которое ушло под воду, перевернувшись кормой вверх. 15 декабря 1941 года «Д-3» вернулась в базу. По итогам последнего похода ей засчитали уничтожение трех транспортов противника, общим водоизмещением 24 000 тонн. (По итогам 1941 года – 7 транспортов в 36 000 тонн – первое место по количеству потопленных судов среди советских подводных лодок).

Командир субмарины был награжден орденом Красного Знамени, комдив Колышкин, неоднократно выходивший на «Красногвардейце» в море был представлен к званию Героя Советского Союза.

21 декабря «Красногвардеец» перешел на мурманский завод Наркомата рыбной промышленности, где подводную лодку ждал текущий ремонт. Там подводники узнали о том, что 17 января 1942 года Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР подводная лодка «Д-3» награждена орденом Красного Знамени «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленное при этом доблесть и мужество». К началу февраля ремонтные работы были завершены, и субмарина вновь вступила в строй.

22 февраля 1942 года «Красногвардеец» вышел в шестой боевой поход в район Тана-фьорда (позиция № 4). Возможность атаковать появилась не сразу. 24 февраля подводная лодка дважды упустила цели. Утром из-за плохой видимости «Д-3» не сумела атаковать неустановленное судно. Днем из-за внезапного изменения курса цели не удалось выпустить торпеду по группе тральщиков или охотников. Днем 27 февраля «Красногвардеец» обнаружил конвой в составе транспортов «Тайвань» (5 502 брт), «Нерва» (1 564 брт), танкера «Лизелотте Эсбергер» (1 593 брт) под охраной сторожевиков «Полярзонне», «Полярмеер», «Убир» и тральщика «М-1507». Подводная лодка не успела выйти на боевой курс, и на глазах командира субмарины караван зашел в Мехамн. «Д-3» не стала ждать конвой где-то восточнее порта, поэтому, когда спустя два часа караван продолжил движение в Киркенес, подводной лодке оставалось лишь помахать рукой ускользающей удаче. После этого «Д-3» дважды проникала в Мехамн-фьорд, но судов противника там не оказалось. При этом субмарина неоднократно касалась дна – в результате чего погнула ограждение вертикального руля. Теперь он стал перекладываться с заметным усилием. 3 марта вновь из-за внезапного изменения курса цели подводная лодка не сумела атаковать группу тральщиков. 8 марта 1942 года «Д-3» отозвана с позиции для прикрытия союзного конвоя «PQ-12» (позиция «Б»). Проведя на позиции прикрытия двое суток, 11 марта «Красногвардеец» следует на выручку «Щ-402», которая осталась без топлива у побережья противника. Быстрее всех на помощь «щуке» пришла «К-21», а «Д-3» 13 марта получила приказ следовать на прежнюю позицию в район Тана-фьорда. Днем 14 марта восточнее Гамвика подводная лодка двумя торпедами атаковала транспорт из состава конвоя. Спустя минуту, на субмарине зафиксировали взрыв. По данным противника в этом районе в данный момент находились конвой в составе транспорта «Вардё» (860 брт), «Хомборгзунд» (253 брт) под охраной тральщиков «М-1502», «М-1504» и сторожевика «Черускер» и соединение кораблей, включающее в себя минные заградители «Бруммер» и «Кобра», сторожевик «Поляркрайс» и охотники «Uj-1108», «Uj-1109». Минзаги имели на борту по 200 мин ЕМС, которые предназначались для создания заграждения «Бентос-А» у северо-восточного побережья полуострова Рыбачий. В 13.38 барражировавшая над соединением кораблей летающая лодка «BV-138» обнаружила присутствие субмарины. Гидросамолет сбросил на подводную лодку три 50-кг бомбы, а корабли, получив оповещение, развернулись к субмарине кормой. В это время тральщик «М-1504» из состава эскорта конвоя обнаружил след торпеды, которая в 50 м пересекла кильватерную струю корабля. Обнаруженная подводная лодка подверглась двухчасовому преследованию охотников, которые сбросили на субмарину 34 глубинных бомбы, от близких разрывов которых на «Д-3» получил повреждение кингстон уравнительной цистерны и через лопнувшее стекло водомерной колонки внутрь центрального поста начала поступать вода. Положение подводников было незавидным: субмарина получила отрицательную плавучесть, и все попытки удержать ее на заданной глубине ни к чему не приводили. Включить весьма шумный насос для откачки воды было так же нельзя – охотники продолжали поиск субмарины. «Д-3» рисковала проскочить предельную глубину и быть раздавленной давлением воды. К счастью, вскоре преследование прекратилось. Вечером 14 марта 1942 года командир лодки получил «добро» на возвращение в базу.

3 апреля 1942 года приказом Наркома ВМФ подводная лодка «Д-3» стала Гвардейской.

2 мая 1942 года «Красногвардеец» вновь выходит на позицию. В этот раз подводной лодке предстояло действовать в районе северо-западнее Вардё. На её борту находился начальник штаба бригады пл СФ капитан 1 ранга Скорохватов Борис Иванович. Уже вечером 2 мая восточнее мыса Харбакен «Д-3» атаковала 6000-тонный транспорт из состава конвоя. На лодке слышали взрывы, а спустя 10 минут командир лодки в перископ наблюдал судно с креном на правый борт и дифферентом на нос. (Торпеды выпускались в левый борт транспорта). По данным противника атаке подвергся конвой в составе транспортов «Алгол» (972 брт) и «Ирис» (3 323 брт), шедших в охранении сторожевых кораблей «V-5902», «V-5904» и «V-5906». Следующая атака «Красногвардейца» состоялась 16 мая у мыса Маккаур. Спустя 75 и 90 секунд после пуска торпед на подводной лодке слышали взрывы, но и в этот раз, по данным противника, атакованный «Д-3» конвой  не понес потерь. Вскоре подводная лодка прибыла в базу. По возвращении из похода командир субмарины доложил о потоплении трех транспортов противника, общим водоизмещением 26 000 тонн.

17 января 1942 года подводная лодка «Д-3» награждена орденом Красного Знамени.

3 апреля 1942 года подводная лодка «Д-3» удостоена звания «Гвардейская».

В свой последний боевой поход с задачей патрулирования района Тана-фьорда Гвардейская Краснознаменная подводная лодка «Д-3» («Красногвардеец») вышла 10 июня 1942 года. К этому времени лодка имела орденоносный экипаж, в основном состоящий из кандидатов или членов ВКП (б). Больше «Д-3» на связь не выходила и в базу не вернулась. Вместе с лодкой погибли и 53 члена её экипажа. Возможно, подводная лодка погибла на мине заграждения «Бентос-А» у входа в Кольский залив, которое поставили 20 марта 1942 года минные заградители «Бруммер» и «Кобра», так благополучно избежавшие торпед с «Д-3» за неделю до минной постановки.

Гвардейская Краснознаменная подводная лодка «Д-3» («Красногвардеец») совершила 8 боевых походов. По официальным советским данным на счету «Д-3» 8 потопленных судов противника общим водоизмещением 28 140 брт и повреждение одного транспорта в 3 200 брт.

В 1973 году в СССР были выпущены почтовая марка и карточка для картмаксимума с изображением подводной лодки.

 

Список экипажа гвардейской краснознаменной подводной лодки «Д-3» («Красногвардеец»)

Авдокушин Александр Никитович (1916–10.06.1942) гв. старшина 2 статьи ПЛ Д-3
Аверьянов Сергей Николаевич (1919–10.06.1942) гв. ст. лейтенант ПЛ Д-3
Анашенков Андрей Павлович (1909–10.06.1942) гв. мичман ПЛ Д-3
Береговой Александр Петрович (1917–10.06.1942) гв. старшина 2 статьи ПЛ Д-3
Березин Евгений Михайлович (1913–10.06.1942) гв. капитан-лейтенант ПЛ Д-3
Бибеев Михаил Алексеевич (1904–10.06.1942) гв. капитан 3 ранга ПЛ Д-3
Бибиков Иван Степанович (1912–10.06.1942) гв. мичман ПЛ Д-3
Виноградов Фаддей Сергеевич (1920–10.06.1942) гв. краснофлотец ПЛ Д-3
Емельянов Михаил Дмитриевич (1919–10.06.1942) гв. краснофлотец ПЛ Д-3
Заборихин Александр Иванович (1916–10.06.1942) гв. старшина 2 статьи ПЛ Д-3
Кирилюк Алексей Лукьянович (1921–10.06.1942) гв. краснофлотец ПЛ Д-3
Константинов Василий Алексеевич (1919–10.06.1942) ст. политрук ПЛ Д-3
Копнин Николай Максимович (1919–10.06.1942) гв. лейтенант ПЛ Д-3
Коротков Петр Васильевич (1919–10.06.1942) гв. краснофлотец ПЛ Д-3
Котов Алексей Федорович (1915–10.06.1942) гв. ст. краснофлотец ПЛ Д-3
Крайнов Иван Васильевич (1914–10.06.1942) капитан-лейтенант ПЛ Д-3
Красивский Николай Павлович (1915–10.06.1942) гв. ст. краснофлотец ПЛ Д-3
Лебедев Кузьма Петрович (1917–10.06.1942) гв. ст. краснофлотец ПЛ Д-3
Лузан Яков Акимович (1918–10.06.1942) гв. ст. краснофлотец ПЛ Д-3
Любутин Николай Петрович (1920–10.06.1942) гв. краснофлотец ПЛ Д-3
Малов Николай Николаевич (1920–10.06.1942) гв. краснофлотец ПЛ Д-3
Мананков Алексей Кириллович (1916–10.06.1942) гв. краснофлотец ПЛ Д-3
Метелков Иван Сергеевич (1915-10.06.1942) старшина 2 статьи ПЛ Д-3
Михайлов Павел Михайлович (1920–10.06.1942) гв. старшина 2 статьи ПЛ Д-3
Михеев Евгений Александрович (1920–10.06.1942) гв. краснофлотец ПЛ Д-3
Морозов Василий Алексеевич (1915-10.06.1942) гв. старшина 1 статьи ПЛ Д-3
Москвин Леонид Васильевич (1918–10.06.1942) гв. ст. краснофлотец ПЛ Д-3
Нещерет Семен Иванович (1912–10.06.1942) гв. мичман ПЛ Д-3
Николаев Василий Павлович (1916–10.06.1942) гв. старшина 2 статьи ПЛ Д-3
Оболенцев Сергей Сергеевич (1918–10.06.1942) гв. краснофлотец ПЛ Д-3
Оминин Владимир Петрович (1921–10.06.1942) гв. краснофлотец ПЛ Д-3
Перепелкин Семен Кузьмич (1921–10.06.1942) гв. ст. краснофлотец ПЛ Д-3
Петров Иван Дмитриевич (1918–10.06.1942) гв. ст. краснофлотец ПЛ Д-3
Плетнев Иван Алексеевич (1921–10.06.1942) гв. краснофлотец ПЛ Д-3
Полин Александр Львович (1922–10.06.1942) гв. краснофлотец ПЛ Д-3
Проничев Леонид Васильевич (1916–10.06.1942) гв. старшина 1 статьи ПЛ Д-3
Рожков Александр Павлович (1919–10.06.1942) гв. краснофлотец ПЛ Д-3
Рощин Михаил Сергеевич (1916–10.06.1942) старшина 2 статьи ПЛ Д-3
Рябов Николай Константинович (1910–10.06.1942) гв. ст. инженер-лейтенант ПЛ Д-3
Силаев Александр Федорович (1914–10.06.1942) гв. ст. краснофлотец ПЛ Д-3
Симоненко Григорий Андреевич (1918–10.06.1942) гв. ст. краснофлотец ПЛ Д-3
Сказываев Борис Александрович (1920–10.06.1942) гв. краснофлотец ПЛ Д-3
Соколов Павел Дмитриевич (1913–10.06.1942) гв. капитан-лейтенант ПЛ Д-3   
Тарасов Николай Иванович (1915–10.06.1942) гв. старшина 1 статьи ПЛ Д-3
Терехов Степан Федорович (1915–10.06.1942) ст. краснофлотец ПЛ Д-3
Туголуков Николай Иванович (1912–10.06.1942) гв. мичман ПЛ Д-3
Хоменко Яков Петрович (1919–10.06.1942) гв. краснофлотец ПЛ Д-3
Челюбеев Борис Алексеевич (1912–10.06.1942) гв. капитан-лейтенант ПЛ Д-3
Чернокнижный Николай Лукич (1919–10.06.1942) гв. краснофлотец ПЛ Д-3
Чернышев Сергей Николаевич (1916–10.06.1942) гв. ст. краснофлотец ПЛ Д-3
Шибанов Вениамин Иванович (1920–10.06.1942) гв. ст. военфельдшер ПЛ Д-3
Шурыгин Алексей Петрович (1921–10.06.1942) гв. краснофлотец ПЛ Д-3
Яковенко Семен Сергеевич (1920–10.06.1942) гв. старшина 2 статьи ПЛ Д-3

 

Вечная память и вечная слава морякам-подводникам!