Легендарная и непобедимая К-21

размещено в: Новости, Новости музея | 0

В первый боевой поход с задачей минирования подходов к Хаммерфесту К-21 вышла днем 7 ноября 1941 года. Обеспечивали боевой дебют субмарины, кроме комдива капитана 2 ранга М.И. Гаджиева, флагманский инженер-механик инженер-капитан 3 ранга И.В. Коваленко, дивизионный минер капитан-лейтенант Г.П. Барбашов и дивизионный штурман капитан-лейтенант В.К. Васильев.

Минная постановка К-21, проведенная в сложнейших условиях (мины ставились днем, из подводного положения на фарватере шириной 0,7 мили) стала результативной.

21 ноября 1941 года на мине субмарины подорвалось и затонуло норвежское каботажное судно «Bessheim» (1774 брт), на борту которого из Квальсунда в Хаммерфест перевозились отпускники Вермахта. Поле проведенного траления катерами-тральщиками с плавбазы «MRS-3» («Bali»), которое, как, оказалось, было проведено не качественно, в этом же месте 9 июля 1942 года подорвался на мине и погиб немецкий охотник «Uj-1110», потери которого составили 25 членов экипажа и 21 военнослужащий Вермахта из числа отпускников.

Утром 13 января в западной части пролива Рольвсё-Сунд К-21 обнаружила конвой противника. Пуск торпед по судну в 5000 тонн проводился из кормовых аппаратов, после чего подлодка развернулась, намереваясь использовать носовые торпеды. Пока производился маневр, на мостике К-21 увидели, что цель окуталась паром и дымом.

По данным противника атаке подвергся конвой, включавший в себя германский транспорт «Fechenheim» (8116 брт) и норвежский «Tyrifjord» (3080 брт).

К вечеру 21 января 1941 года К-21 в результате атаки потопила норвежский мотобот «Ingoy», водоизмещением 15 брт.

4 марта 1941 года командиром подводной лодки К-21 стал капитан 3 ранга (впоследствии капитан 2 ранга) Лунин Николай Александрович.

21 марта 1941 года К-21 снова вышла в море. На этот раз подлодке предстояло действовать в 100 милях севернее мыса Нордкап с задачей прикрытия союзных конвоев QP-9, PQ-13, QP-13 и PQ-17.

Ярким эпизодом службы подводной лодки К-21 стала атака на немецкий линкор «Тирпиц» 5 июля 1942 года в районе острова Ингей, «Тирпиц» шёл с охраной на перехват конвоя PQ-17 следовавшего из Исландии в Мурманск.

27 июня 1942 года подводная лодка «К-21» получила приказ выйти на боевую позицию для прикрытия группы судов союзного конвоя «PQ-17», позже подводная лодка получила радиограмму, где сообщалось, что на перехват конвоя «PQ-17» движется немецкая эскадра во главе с кораблями «Тирпиц» и «Адмирал Шеер». К-21 приступила к поиску эскадры противника. 5 июля в 16:33 гидроакустик Сметанин доложил командиру о приближающемся шуме винтов. Эскадра была обнаружена, она состояла из линкора «Тирпиц», тяжёлых крейсеров «Адмирал Шеер» и «Адмирал Хиппер», и нескольких эсминцев.

Эскадра шла противолодочным зигзагом. Первыми шли эсминцы типа 1936, они прикрывали собой линкор и крейсера от возможных атак из-под воды. Над эскадрой кружили немецкие гидросамолёты AradoAr 196.

Командир лодки Н.А. Лунин принял решение атаковать. К-21 проскочила барьер эсминцев. Сблизившись на дистанцию 18 кабельтовых, подводники произвели четырёхторпедный залп из кормовых торпедных аппаратов по флагманскому кораблю – линкору «Тирпиц». Акустик и члены экипажа в отсеках подводной лодки слышали два взрыва.

В 1942 году «Тирпиц» базировался на побережье Северной Норвегии и планировался для борьбы с союзными конвоями.

Было принято решение, очередной конвой PQ-17, состоящий из 35-ти тяжело нагруженных судов, использовать как возможную приманку для «Тирпица».

Узнав, что немецкая эскадра в составе линкора «Тирпиц», тяжелых кресеров «Адмирал Шеер» и «Лютцов» в сопровождении эскадренных миноносцев вышли на встречу с конвоем PQ-17, Британское адмиралтейство приказало транспортам конвоя рассредоточиться и следовать в порты России самостоятельно, а кораблям поддержки и охранения (крейсерам и эскадренным миноносцам) на полной скорости  отойти на запад для соединения с английскими линейными силами (линкорами, авианосцем и тяжелыми крейсерами) для последующего нападения на немецкую эскадру (Очередной союзный конвой PQ-17 немецкая операция «Ход конем» 01-06.07.42). Однако, в действительности эта ловушка сорвалась. Эскадру во главе с линкором «Тирпиц» и тяжелым крейсером «Адмирал Шеер» обнаружила и атаковала советская подводная лодка «К-21» (командир капитан 2 ранга Н.А. Лунин) при следующих обстоятельствах.

Рассказ в деталях о знаменитой атаке «Тирпица» подводной лодкой К-21, Владимира Леонардовича Ужаровского, служившего старшим помощником командира подводной лодки К-21 Северного флота:

«4 июля 1943 года мы заняли назначенный район патрулирования.

5 июля в 16.00 я заступил вахтенным офицером и находился в боевой рубке. В 16.33 получил доклад акустика: «Левый борт… неясный шум». Подвсплыл, поднял перископ, но ничего не обнаружил. Через несколько минут новый доклад акустика: «Пеленг на шум…». Скомандовал: «Лево на борт», лег на курс сближения с источником шума. Одновременно приказал вахтенному центрального поста передать командиру: «Просьба прибыть в боевую рубку». Командир Николай Лунин прибыл, поднял перископ, ничего не обнаружил, но приказал объявить боевую тревогу. Акустик, продолжая доклад, разобрал, что это шумы надводных кораблей, и уточнил пеленг. Наконец командир, подняв в очередной раз перископ, вроде бы обнаружил рубку подводной лодки. «Ага, – сказал командир, – только тебя, голубушка, и не хватает в нашей коллекции – у нас только надводные корабли». Далее скомандовал: «Торпедная атака подводной лодки! Глубина хода торпед – 4 метра!»

По этой команде торпедисты первого отсека должны как можно быстрее выполнить довольно трудоемкую операцию по установке заданной глубины хода на всех шести торпедах носовых аппаратов. На четырех кормовых аппаратах такую операцию можно выполнить только в надводном положении лодки. На торпедах в этих аппаратах глубина хода была установлена на 1,5-2 м., потому что их основное предназначение – самооборона от противолодочных кораблей. Это обстоятельство снизило эффективность последующей атаки линкора.

Командир начал выход в атаку. И вдруг, подняв перископ, обнаружил, что это не лодка, а командно-дальномерный пост (КДП) эсминца, за которым появился и второй (КДП, когда он показывается из-за горизонта, по силуэту схож с очертаниями рубки подводной лодки). «Отставить атаку подводной лодки! Торпедная атака эсминцев!» – скомандовал Лунин. Когда лодка вышла на расчетный пеленг залпа по одному из эсминцев, командир снова поднял перископ и с удивлением обнаружил показавшиеся из-за горизонта мачты больших кораблей. Он понял, что видит мачты линкоров и крейсеров немецкого соединения, о возможном выходе которого его оповестил штаб флота. Лунин, ругнувшись, скомандовал: «Отставить атаку эсминцев! Атака линкора! Приготовить шеститорпедный носовой залп! Глубина хода торпед 9 метров!»

Маневрируя на сближение с главными кораблями соединения противника, командир удачно проскочил барьер эсминцев, прошел внутрь ордера и определил состав сил противника: линкор «Тирпиц», два крейсера в круговом охранении восьми эсминцев. Центральный пост определил элементы движения соединения: скорость – 22 узла, генеральный курс такой-то, маневрируют на противолодочном зигзаге. Командир начал сближение с линкором, уточняя его положение периодическими подъемами перископа. Это было очень опасно: мы находились внутри ордера противника, поэтому, заметив перископ, эсминцы (аж восемь единиц) сразу же забросали бы лодку глубинными бомбами. Выручили мастерство командира и выучка экипажа – все замерли, внимательно слушали распоряжения и четко отрабатывали их на обслуживаемых механизмах. Помогло и неспокойное Норвежское море. При волнении в 4-5 баллов в пенных гребнях волн перископ не так просто было заметить, тем более что Лунин поднимал его на 3-4 секунды. Надо сказать, что его мастерство как командира было позднее высоко оценено специалистами-подводниками.

Выход в атаку завершался. Еще чуть-чуть, и линкор был бы на расчетном пеленге залпа. И вдруг случилось непредвиденное. Когда до залпа оставались буквально секунды, Лунин еще раз поднял перископ и с изумлением обнаружил, что немецкие корабли вдруг повернули влево, линкор и крейсера оказались в строю фронта и мчатся прямо на лодку. Мгновенно оценив обстановку, командир понял, что теперь атаковать линкор можно будет (если это получится) только из кормовых аппаратов. Лунин скомандовал: «Лево на борт! Самый полный! Кормовые аппараты товсь!» Мы успели отскочить на 13-15 кабельтовых от линии курса линкора, и когда «Тирпиц» пришел на расчетный пеленг стрельбы, Лунин для надежности еще раз поднял перископ. То, что он увидел, привело командира в ярость. На том же пеленге, прикрывая собой линкор, находился эсминец. А ведь глубина хода торпед кормовых аппаратов, как уже говорилось, была установлена всего на 1,5-2 м. Лунин скомандовал: «Аппараты, пли!», сорвал с себя шапку и начал в гневе ее топтать.

Залп был выполнен. Торпеды вышли, лодка нырнула на глубину. Все замерли и стали внимательно вслушиваться. Раздался первый взрыв, секунд через 20-30 после него – второй. Потом пауза и еще три раскатистых взрыва. Как было установлено впоследствии, первым взорвался эсминец, который сразу же и затонул. Второй взрыв – попадание торпеды в линкор, в результате чего была выведена из строя одна из его трех машин. Этого, конечно, для такого мощного корабля было слишком мало. Чтобы утопить однотипный с «Тирпицем» линкор «Бисмарк», уже потерявший ход, разбитый бомбами палубной авиации и снарядами артиллерии линкоров, англичане были вынуждены выпустить по нему 12 торпед. Только после этого он затонул. Ну, а три последних взрыва оказались разрывами снаряженных глубинных бомб тонущего эсминца – сначала рвались бомбы первого пояса глубины бомбометания, потом второго, затем третьего. Две торпеды залпа, как оказалось, прошли мимо линкора.

Через 14 минут лодка подвсплыла. Лунин перешел в боевую рубку, поднял перископ, но ничего не обнаружил. Радисты сразу же «выстрелили» в эфир шифровку: «Внеочередная, по флоту. Широта… долгота…, линкор «Тирпиц», два крейсера, охранение 8 эсминцев, курс…, скорость…, атаковал, слышал два взрыва. Командир». Мы считали, что две торпеды попали в линкор, и не предполагали, что потоплен эсминец. О других взрывах командир не доносил: надо было самим разобраться.

Немецкие корабли при возвращении в базу прошли через район патрулирования английской подводной лодки (он находился рядом с нашим). Она противника не атаковала: или не получилось, или командир не рискнул, опасаясь такого сильного охранения. Но лодка донесла, что эсминцев не восемь, а только семь. То есть косвенно подтвердила, что один корабль мы потопили.

Командующий флотом адмирал Головко разобрался быстро. Тем более что разведка доложила: «Тирпиц» ремонтируется, под корму заведен кессон». Экипаж наградили орденами и медалями, а командир в конце года был удостоен звания Героя Советского Союза».

 

Награды и достижения К-21

12 боевых походов, 10 торпедных атак, 2 артиллерийских атаки, 6 минных постановок.

По официальным данным потопила 17 кораблей и судов.

Достоверно уничтожила артиллерией 2 и повредила 3 норвежских мотобота. Минным оружием достоверно потоплены 1 норвежский ТР (1774 брт) и 1 германский БО.

  • 21.11.1941 ТР «Bessheim» (1774 брт) – мины
  • 21.01.1942 мотобот «Ingoy» (15 брт) – артиллерия
  • 09.07.1942 БО «Uj-1110» – мины
  • 12.04.1943 мотобот «Frjey» – артиллерия
  • 12.04.1943 мотобот «Oistein» – поврежден артогнем
  • 12.04.1943 мотобот «Havegga» – поврежден артогнем
  • 12.04.1943 мотобот «Baren» – поврежден артогнем

 23 октября 1942 года подводная лодка «К-21» была награждена орденом Красного Знамени.

 

Послевоенная служба К-21

С 6 по 14 апреля 1949 года лодка принимала участие в океанографической работе в районе архипелага Новая Земля.

После вывода из состава, около 20 лет служила тренировочной базой для отработки борьбы за живучесть.

Летом 1983 года после восстановительного ремонта подводная лодка установлена в качестве мемориального корабля и филиала музея Северного флота на площади Мужества в городе Североморске.

Иллюстрации:

  1. Подводная лодка К-21.
  2. Подводная лодка К-21, Оленья Губа, 1941 год.
  3. Подводная лодка К-21, 1942 год.
  4. Подводная лодка К-21 уходит в поход, Полярное, 1942 год.
  5. Члены экипажа подводной лодки К-21, Полярное, 1942 год.
  6. Командир подводной лодки К-21 Н.А. Лунин на мостике.
  7. Командир подводной лодки К-21 Н.А. Лунин у перископа.
  8. Встреча экипажа подводной лодки К-21 после выполнения задания, 1942 год.
  9. Подводная лодка К-21 возле берегов Новой Земли.
  10. Погрузка мин на подводную лодку К-21, 1943 год.
  11. Схема атаки на «Тирпиц».
  12. Они ходили в атаку.
  13. Наградной лист Н.А. Лунина.
  14. Герой Советского Союза Н.А. Лунин.
  15. Н.А. Лунин и военком С. Лысов.
  16. Подводная лодка К-21 – музей.
  17. Герой Советского Союза Н.А. Лунин.
  18. Ветераны на борту подводной лодки К-21, 1988 год.

Использованные материалы:

  • http://www.sovboat.ru/ship/k21.php3
  • http://www.sammler.ru/index.php?showtopic=112415&page=5
  • http://forum.evvaul….php?topic=80.15
  • http://forums.airbas…ennoj.6720.html
  • http://voopiik-don.r…29-30?showall=1
  • http://blokada.otrok…ary/emel/09.htm
  • http://nvo.ng.ru/his…_submarine.html