Советские подводные лодки в Карибском кризисе 1962 года. Часть 2

размещено в: Новости, Новости музея | 0

25 сентября 1962 года Совет обороны СССР принял решение отказаться от участия надводных кораблей в операции «Анадырь» и отправить в регион только 69-ю бригаду подводных лодок, состоящую из четырех дизельных субмарин проекта 641 (командир бригады – капитан 1-го ранга Виталий Наумович Агафонов, начальник штаба бригады – капитан 2-го ранга Василий Александрович Архипов).

Командир бригады 69-й бригады подводных лодок, капитан 1-го ранга Виталий Наумович Агафонов
Командир бригады 69-й бригады подводных лодок, капитан 1-го ранга Виталий Наумович Агафонов

В состав бригад входили лодки:

– Б-4 (командир Р.А. Кетов);

– Б-36 (командир А.Ф.Дубивко);

– Б-59(командир В.Г. Савицкий);

– Б-130 (командир Н.А. Шумков).

До сегодняшнего дня исследователям не известна конечная стратегическая цель отправки подлодок в Карибское море, наиболее распространена версия, что они должны были выполнять функцию демонстрации силы. Первый заместитель Главнокомандующего ВМФ СССР, адмирал Виталий Алексеевич Фокин перед походом напутствовал командиров лодок следующим образом: «Вы должны незамеченными прибыть в конечную точку маршрута и встретить рассвет на виду удивленного мира с поднятыми советскими флагами». На каждую лодку было погружено по одной 533-мм торпеде с ядерным боезарядом и по 21 обычной торпеде. Операция подводных сил «Кама» вступила в решающую стадию 01 октября 1962 года, когда четыре подлодки Северного флота вышли в море. После выхода командиры субмарин вскрыли полученные секретные пакеты, в которых была обозначена задача – скрытно следовать в кубинский порт Мариэль. Действиями лодок управлял Центральный командный пункт флота в Москве.

Поход проходил в крайне тяжёлой обстановке – командованием была установлена средняя скорость движения лодок 9 узлов (морских миль в час), что было пределом возможностей для дизельных субмарин и затрудняло возможность маневра при встрече с противником. Высокая скорость перехода и штормовая погода в Северной Атлантике привели к повреждениям на подводных лодках, что еще больше ограничило их маневренность. Время собирательного сеанса связи было назначено на 00.00 часов по московскому времени, что соответствовало светлому времени суток в Атлантическом океане. Необходимость подниматься на поверхность для связи значительно снижала скрытность подлодок.

По маршруту движения субмаринам необходимо было пройти пять противолодочных рубежей блока НАТО, в том числе стационарную гидроакустическую систему подводной разведки и наблюдения SOSUS, о существовании которой не было известно советскому командованию. Два рубежа лодки преодолели успешно, но у Азорских островов их шумы были замечены. На двадцатые сутки похода все четыре субмарины прибыли в Саргассово море, где их действия были дополнительно осложнены высокой прозрачностью воды (очертания лодки можно было различить на глубине до 80 метров).

Температура поверхности воды в это время доходила до 30 градусов, поэтому условия на подлодках были крайне тяжёлыми: влажность воздуха в отсеках могла доходить до 100%, температура –до 40 градусов, а в дизельном и электромоторном отсеках –до 60–65 градусов. Пресной воды не хватало (на каждого члена экипажа была определена норма– 250 грамм в сутки), что приводило к обезвоживанию организма. Из-за жары и повышенной влажности участились поломки двигателей и другого оборудования, у моряков начались кожные заболевания, происходили тепловые удары.

Подводная лодка Б-130, обнаруженная ВМФ США (октябрь 1962 года)
Подводная лодка Б-130, обнаруженная ВМФ США (октябрь 1962 года)

С 22 октября США начали морскую блокаду Кубы. Для ее осуществления и поиска советских подводных лодок Соединенные Штаты задействовали свыше 200 боевых надводных кораблей, до 200 самолетов базовой патрульной авиации, 4 авианосные поисковые ударные группы с 50–60 самолетами на борту и кораблями охранения. Перед этой группировкой были поставлены задачи обнаружения подлодок Советского Союза и, в случае начала военных действий, их уничтожения. Для создания радиопомех в системе управления советскими субмаринами использовались береговые средства радиоэлектронной борьбы, что приводило к задержке получения приказов командования на срок от нескольких часов до суток. Против четырех подлодок американцами были сосредоточены силы в сотни раз превосходившие их по боевым возможностям. При такой насыщенности противолодочных сил в ограниченном районе океана, вопрос обнаружения дизельных подводных лодок, вынужденных всплывать для зарядки аккумуляторных батарей, был лишь вопросом времени.

 
. Командир подлодки Б-4 Рюрик Александрович Кетов
Командир подлодки Б-4 Рюрик Александрович Кетов

23 октября при входе в противолодочную зону у Бермудских островов американцами была обнаружена субмарина Б-130. Корабли и авиация США преследовали лодку в течение нескольких дней и, после того как из строя вышли все три ее дизеля и полностью разрядились аккумуляторы, она была вынуждена всплыть. 27 октября американские корабли обнаружили подлодку Б-59. Её командир В.С. Савицкий больше 18 часов пытался оторваться от преследования, но 28 октября, после полной разрядки аккумуляторов, совершил вынужденное всплытие.

 

Субмарине Б-36 долго удавалось оставаться незамеченной. 29 октября, уже после того как миновала самая острая фаза кризиса, она была обнаружена эсминцами США. Командир подлодки А.Ф. Дубивко 36 часов уходил от преследователей, но был принужден к всплытию американской эскадрой. Единственной лодкой, участвовавшей в операции «Кама», которая сумела достичь назначенного района, оказалась Б-4 под командованием капитана II ранга Рюрика Александровича Кетова. В ходе преследования субмарин американскими противолодочными силами активно применялись взрывные источники систем обнаружения, взрывы которых было сложно отличить от глубинных бомб. Командиры подводных лодок и экипажи стремились, несмотря ни на что, выполнить поставленные задачи. Личный состав всех подлодок в операции проявил хорошую выносливость и сохранил высокий моральный дух. Только потрясающие выдержка, дисциплинированность и мужество командиров субмарин уберегли мир от развязывания ядерного конфликта в условиях провокационных действий ВМС США.

По окончании операции три лодки еще около месяца находились в районах патрулирования, а Б-130 из-за поломки двигателей была возвращена в базу на буксире спасательного судна. На Север подлодки вернулись в декабре 1962 года. После прибытия к месту постоянной дислокации 69-я бригада подводных лодок была включена в состав 4-й эскадры подводных лодок Северного флота. В апреле следующего 1963 года, когда Фидель Кастро прибыл в Советский Союз, подводные лодки бригады выстроились для его встречи на рейде города Североморска, а подводная лодка Б-36, как непосредственный участник этих знаковых событий, была поставлена к пирсу.

Противолодочный вертолет ВМФ США над подлодкой Б-59 (октябрь 1962 года)
Противолодочный вертолет ВМФ США над подлодкой Б-59 (октябрь 1962 года)

В ходе Карибского кризиса, впервые после Великой Отечественной войны, подводные лодки столкнулись с активным противодействием мощной противолодочной системы и вышли из этого противостояния с честью.


Источники, использованные при подготовке публикации:

– Киличенков А.А. Советский военно-морской флот в Карибском кризисе. – 2008. – № 1 (17). – С. 120–133.

-Интернет-портал «Mil.PressFLOT»: https://flot.com/blog/historyofNVMU/5632.php