Трагедия гвардейской атомной ракетной подводной лодки «К-56» в заливе Петра Великого 14 июня 1973 года

размещено в: Новости, Новости музея | 0

47 лет назад, 14 июня 1973 года вблизи мыса Поворотный в заливе Петра Великого произошло столкновение гвардейской атомной подводной лодки Тихоокеанского флота К-56 с научно-исследовательским судном «Академик Берг».

Гвардейская атомная ракетная подводная лодка К-56 проекта 675 («раскладушка»), по классификации НАТО «Эхо-II», входящая в состав 26-й дивизии атомных подводных лодок Краснознаменного Тихоокеанского флота, выполняла зачетные ракетные стрельбы в районе боевой подготовки в Японском море.

От своих предшественниц подлодки проекта 675 отличались наличием дизельного генератора, чуть большими габаритами (но при этом меньшей надводной скоростью) и вооружением – калибр торпедных аппаратов был больше, количество торпед также возросло. Вместо крылатых ракет П-5 использовались более совершенные П-6, обладавшие большей дальностью полета (650 км против 500 км) и большей скоростью (1650 км/ч против 1250 км/ч).

Всего в рамках проекта 675 в 1960–1968 годах было построено 29 подлодок. Они несли службу в составе Северного и Тихоокеанского флотов, некоторые были задействованы в боевом дежурстве в Индийском океане. На борту К-56 в том походе кроме основного экипажа, находились офицеры штаба и команда ракетной боевой части (БЧ-2) однотипной подлодки К-23, а также два инженера-ракетчика из ЦНИИ (Ленинград).

После успешного выполнения всех поставленных задач лодка возвращалась на базу со скоростью 12–14 узлов и шла в надводном положении. Обстановка в районе перехода была сложная: тёмное время суток, местами полосы тумана. К месту базирования лодка должна была прибыть к пяти утра.

Ничто не предвещало беды. За день до крушения в Японском море закончились учения, в ходе которых испытывались новые крылатые ракеты. Моряки надводных кораблей и подводники показали себя профессионалами, отстрелявшись  на «отлично».

В 01.05 час. 14 июня 1973 года вблизи мыса Поворотный в заливе Петра Великого произошло столкновение лодки с научно-поисковым судном «Академик Берг». ЧП случилось из-за нарушения правил судоходства НПС «Академик Берг». Мыс Поворотный расположен как раз на входе в залив Петра Великого. Как только мыс был пройден, подлодка вошла в плотную полосу тумана. Немедленно включенный радиолокатор показал, что вокруг четыре цели. Пытаться выяснять, что за цели, их размер или направление движения, было уже незачем. Непосредственная опасность проявилась визуально: прямо перед лодкой оказались ходовые огни исследовательского судна «Академик Берг». «Академик Берг» протаранил лодку, носом буквально вспоров корпус между первым (торпедным) и вторым (аккумуляторным) отсеками. Подводная лодка дала крен на левый борт. В пробоину (около 5х1 м) во 2-м отсеке хлынула забортная вода. В первом и втором отсеках находилось 49 человек – вдвое больше положенного. Вышла из строя громкоговорящая связь системы «Каштан» и телефонная связь. Электрооборудование обесточилось и отсеки погрузились в темноту. Работали только аварийные фонари. Моряки, оставшиеся во втором, жилом, отсеке, оказались в смертельной ловушке. Через пробоину вода хлынула в аккумуляторную яму, и в отсек стал поступать хлор. В аккумуляторных батареях, поврежденных в результате аварии, начался гидролиз – химическая реакция, в результате которой образуется большое количество хлора. Люди в панике пытались прорваться в третий отсек, а это верная гибель всего корабля и двух экипажей. На дно уйдут полтораста человек, не говоря уже о ядерном реакторе и ракетах с атомными боеголовками. Но именно в этот, пока ещё сухой, отсек рвались обезумевшие от смертного ужаса матросы-новобранцы.

Командир электромеханической боевой части-5, капитан 2 ранга Леонид Пшеничный заблокировал переборку и тем самым спас и лодку, и остальной экипаж от неминуемого отравления хлором. Буквально через пару минут все было кончено. В третьем отсеке слышали, что в переборку отчаянно стучали, но стук быстро прекратился. Никто из находившихся в отсеке не успел включиться в изолирующие дыхательные аппараты (ИДА). Шансов спастись у моряков уже не было. Всё произошло стремительно, второй отсек был затоплен приблизительно за пару минут и в нём погибли 27 человек. В то же время выход в первый отсек от отчаявшихся людей оборонял капитан 1 ранга Логинов, офицер из ракетного управления Тихоокеанского флота. Подводники так и погибли – держась за рукоятки переборочных дверей, но спасти товарищей в соседних отсеках можно было только ценой человеческих жизней.

А тем временем стало заливать и первый отсек. В нем находилось 22 человека, в основном члены экипажа К-23. Отсек располагал всего 7 дыхательными аппаратами, на каждом из которых были бирки с именами членов экипажа К-56, что означало гибель для 15 человек из другого экипажа, самому старшему из которых, лейтенанту Александру Кучерявому, было всего 25 лет.

Заделать пробоину не удалось, и откачать воду помпой не вышло. Экипаж перебрался на палубу выше. Через оставшийся открытым отливной клапан помпы вода стала поступать еще быстрее. Закрыть его удалось моряку Степану Казаны – чтобы сделать это, в полной темноте он проплыл через два затопленных люка. К этому моменту вода поднялась настолько, что взобравшиеся на койки люди по грудь стояли в ледяной воде. До потолка оставалось всего полтора метра. В отсеке заканчивался кислород. Лейтенант Кучерявый уже был готов попытаться спасти экипаж, выбравшись из лодки через аварийно-спасательный люк. Шансы выжить были невелики, но при затоплении отсека они вообще оказались бы нулевыми. В этот момент по общекорабельной связи раздалась команда: «Внимание! Приготовиться к удару о грунт».

Пока в первом и втором отсеках люди боролись за собственное выживание, в третьем отсеке все это время шла борьба за саму подлодку. Нужно было как-то выравнивать нарушенную плавучесть судна, компенсировать нарушения в электропитании, обеспечить безопасность обоих реакторов и турбин – все это при разрядившихся более чем наполовину аккумуляторах третьего отсека. Механик, способный запустить дизель-генератор, погиб, так что у моряков остался единственный шанс: на остатках заряда батарей довести лодку до ближайшей отмели и посадить ее на грунт в надводном положении. Иначе – затопление и смерть. К счастью, все удалось, лодка ткнулась в отмель, и тут же подошла вызванная в момент аварии помощь. И как оказалось, это было единственно правильным решением в сложившейся ситуации. Главная энергетическая установка не была повреждена, защита реактора не сбрасывалась. Лодка приняла лишних 300–350 тонн забортной воды.

На следующее утро пробоину в борту К-56 заделали цементом, осушили затопленные отсеки, прикрепили к лодке понтоны и отбуксировали в док в бухту Чажма, где временно заделали пробоину, а затем отогнали на восстановительный ремонт в приморский город Большой Камень. Уже через шесть месяцев, 19 февраля 1974 года подводная лодка К-56 вышла на ходовые испытания.

Благодаря мужеству и грамотным действиям личного состава аварийных отсеков, и умелому руководству по борьбе за живучесть корабля офицеров центрального поста, лодка была спасена.

Погибли 27 человек, из них 16 офицеров, 5 мичманов, 5 матросов, один гражданский специалист из Ленинграда. Спаслись 140 человек.

Сразу после аварии начались споры о том, кто виноват в столкновении. Единства мнений не достигли и до сих пор. Судно «Академик Берг» отделалось «легкой царапиной». Капитан судна обвинил в случившемся своего помощника, самовольно изменившего курс судна и не поставившего командование в известность.

По результатам расследования, причиной трагедии было признано невыполнение Международных правил по предупреждению столкновений судов в море, распространяющихся на надводные корабли и на подводные лодки, идущие надводным ходом.

Героические действия экипажа спасли атомную подлодку и предотвратили, казалось бы, неминуемую экологическую катастрофу.

Погибшим морякам установлен памятник в г. Фокино (б. поселок Тихоокеанский) Приморский край.

 

Список погибших на гвардейской атомной подводной лодке «К-56» 14 июня 1973 года:

Капитан 1-ранга Сучков Ленислав Филиппович
Капитан 2-го ранга Логинов Анатолий Фёдорович
Гвардии капитан 2-го ранга-инженер Пшеничный Леонид Матвеевич
Гвардии капитан 3-го ранга Бацуро Геннадий Васильевич
Гвардии капитан 3-го ранга-инженер Дрюков Пётр Алексеевич
Капитан 3-го ранга Якус Владислав Алексеевич
Майор Медицинской службы Климашевский Валерий Семенович
Капитан-лейтенант-инженер Батищев Владимир Григорьевич
Гвардии капитан-лейтенант Василенко Александр Михайлович
Гвардии капитан-лейтенант Климентьев Валерий Семёнович
Гвардии капитан-лейтенант-инженер Пеньков Александр Фёдорович
Гвардии капитан-лейтенант-инженер Цветков Сергей Николаевич
Гвардии старший лейтенант-инженер Марков Анатолий Васильевич
Старший лейтенант Людвиков Валерий Афанасьевич
Гвардии лейтенант Абрамов Анатолий Филиппович
Гвардии мичман Вахрушев Борис Михайлович
Мичман Горюнов Николай Тихонович
Гвардии мичман Самохвалов Валерий Николаевич
Гвардии мичман Семенычев  Павел Васильевич
Мичман Донских Виктор Мелитеевич
Главный старшина Лысенков Александр Сергеевич
Гвардии старшина 1 статьи Чмир Владимир Сергеевич
Гвардии старшина 1 статьи Шамаев Владимир Борисович
Гвардии матрос Симоненко Юрий Михайлович
Гвардии матрос Ахмадеев Салимьян Зайнуллович
Матрос Седых Владимир Алексеевич
Старший инженер ЦНИИ «Гранит» Тельнов Николай Иванович

Вечная память погибшим подводникам!

 

На фото:

  1. ПЛАРК проекта 675 «К-56»
  2. Памятник погибшим подводникам К-56 в г. Фокино (бывший п. Тихоокеанский)
  3. Карта маневрирования