Ветеранам морского испытательного полигона «Ржевка» посвящается.

размещено в: Новости, Новости музея | 0

18 января 2018 года исполняется 162 года со дня создания Комиссии морских артиллерийских опытов (КМАО), ставшей родоначальницей отечественного морского испытательного дела.

КМАО была создана сразу после окончания Восточной войны 1853 – 1856гг. по инициативе Великого князя Константина Николаевича – родного брата Императора Всероссийского – Александра второго, по высочайшему повелению последнего.

Первым местом дислокации комиссии стало Волково поле, в современности это Московский район Санкт-Петербурга.

В 1869 году, опять же, на высочайшем уровне, было принято решение о переводе КМАО в район Охтинской слободы на территорию современного Красногвардейского района Санкт-Петербурга и Всеволожского района Ленинградской области.

С 1879 года КМАО окончательно разместилась и начала работать в полном объёме на территории Охтинского поля.

В различные периоды отечественной истории КМАО неоднократно переименовалась: Научно-исследовательский морской артиллерийский полигон (НИМАП); Главный артиллерийский полигон; Полигон № 55 ВМС СССР; 19 испытательный полигон ГРАУ МО РФ; 19 испытательный полигон ВМФ и т.д.. Однако, во все времена широко было известно воистину народное название старейшего экспериментального учреждения Министерства обороны России – полигон «Ржевка».

Не возможно в размерах короткой заметки сайта «МИПСР им. Маринеско» раскрыть удивительную историю этого полигона. До сегодняшнего дня в летописи «Ржевки» остаётся множество «белых» пятен, специально забытых и плохо изученных страниц.

В материалах СМИ, «Ржевка», как правило, представляется чисто артиллерийским полигоном. И только узкому кругу специалистов досконально известно, что вплоть до середины лихих 90-х, под прикрытием лесных дебрей и болот бывшей Охтинской слободы, из года в год «ковался» ракетно-ядерный подводный морской щит нашего Отечества:

– с акватории внутренних озёр из под воды взлетали крупногабаритные модели баллистических ракет;

– осуществлялись натурные бросковые испытания крылатых ракет;

– отрабатывались системы аварийного всплытия подводных лодок с запредельных, даже для нашего времени, «глубин»;

– испытывались системы аварийного пожаротушения ракетных шахт и отсеков подводных лодок;

– на разгонных треках исследовались вопросы надёжности срабатывания взрывательных устройств ракетных боевых частей и БЗО торпед;

– экспериментально исследовались вопросы боевой живучести различных составных частей ракетных комплексов по отношению к поражающим факторам оружия вероятного противника;

– ударными методами исследовались перспективы развития корабельной конструктивной защиты, вооружения и бортового оборудования отечественных субмарин к действию подводного и даже ядерного взрыва;

– исследовались перспективные РДТТ, способные заменить отечественные жидкостные маршевые двигатели морских баллистических ракет и т.д..

Для решения столь грандиозных государственных оборонных задач на полигоне «Ржевка» в короткий период от середины 50-х до конца 70-х годов была создана уникальная экспериментальная база, от которой мало что сохранилось до настоящего времени.

В лучшие времена силами производственных отделов полигона эта база поддерживалась в постоянной готовности к испытаниям. Среди авторитетных руководителей производственных отделов вплоть до середины 80-х годов был Леонид Никифорович Обожин: фронтовик, артиллерист, ракетчик, прошедший славный путь от испытателя реактивных гвардейских миномётов – «Катюш», до начальника цеха подготовки крылатых и баллистических ракет ВМФ к испытаниям.

Пресловутая горбачёвская «перестройка» словно молохом прошлась по лучшему, что было создано на полигоне после Великой Отечественной войны. Плодами этого предательства стали руины испытательных стендов, воронки подрывных площадок, вырезанные вандалами измерительные трассы, заросшие лесом директрисы, уничтоженные лаборатории и цеха.

Только невозможно уничтожить и сдать в металлолом память о таких людях как Л.Н. Обожин. Такие как он, «мзду не берут, им за Державу обидно».

Мы уверены, что на примерах служению Отечеству обожинского поколения вырастут ещё сотни будущих испытателей «Ржевки», которые сохранят добрую память о своих старших товарищах.

В этой заметке наш Музей с гордостью представляет фотографии из личного архива Л.Н. Обожина, за что выражает глубокую признательность его сыну – Алексею Леонидовичу.

Одновременно мы впервые размещаем на обозрение фотографии 1950-х годов    20-го века, в современности не существующего испытательного комплекса «Рагозинка».

В заключение мы от души поздравляем командование и сотрудников полигона «Ржевка» с Днём части. Желаем Всем терпения, мужества и настойчивости в деле восстановления, а также дальнейшего развития экспериментальной базы полигона, творческих успехов, здоровья и личного счастья по жизни.

(При написании настоящей заметки использовались исключительно открытые информационные источники).