Вице-адмирал Кряжев Владимир Сергеевич

размещено в: Новости, Новости музея | 0

В 1968 году закончил Высшее Военно-Морское училище подводного плавания  им. Ленинского Комсомола. Проходил военную службу  в офицерских должностях: служил – на ракетном подводном крейсере Стратегического Назначения  пр. 667А;  667БДР (старший помощник командира подводной лодки); в 1979 г. назначен командиром ракетного подводного крейсера Стратегического Назначения  К-92 пр. 667БД. Специализировался на подледном плавании.

     После окончания Военно-Морской Академии, с 1984 года служил в Военно-Морском управлении Генерального штаба, в 1989 году закончил Военную Академию Генерального Штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, проходил военную службу на должности заместителя начальника Военно-Морского управления (6 управления ГОУ Генерального штаба). В 1993 г. Указом Президента РФ было присвоено воинское звание вице-адмирал.
     С 1995 года служил в Администрации Президента РФ (в аппарате Совета Безопасности России) от консультанта до начальника Департамента международной безопасности. В 2006 г. Указом Президента Российской Федерации был присвоен государственный чин «действительный государственный советник Российской Федерации 3 класса». Уволен со службы в 2008 г. 34 года были отданы служению Военно-Морскому Флоту России и 13 лет – военно-политическим проблемам.

СДЕРЖИВАЮЩАЯ МОЩЬ РОССИИ

В завершающем периоде второй Мировой войны американцам удалось овладеть технологией производства ядерных вооружений, о чем они заявили в 1945 г. ядерной бомбардировкой уже сложившей оружие Японии. Фултонская речь У.Черчилля (г. Фултон, США, март 1946 г.) считается началом «холодной» войны. США, считая себя монополистами в области ядерных вооружений, занялись подготовкой к уничтожению СССР. Однако, наша страна неожиданно для всего Запада провела испытание своей ядерной бомбы (1949 г.), а затем и водородной (1953 г.), что кардинально повлияло на планы США. В результате установился достаточно прочный, как показало время, биполярный мир с диаметрально противоположными общественно-политическими системами. Сложившаяся между СССР и США система ядерного сдерживания работала достаточно эффективно.

Многочисленные «пробы» США на проверку устойчивости сложившегося мироустройства и установления однополярного мира к желаемым результатам не приводили. Однако, в 1991 году геополитическое положение резко изменилось: прекратил существование СССР, потерпевший поражение в «холодной» войне с потерей всех своих союзников, получивший существенное сокращение территории и численности населения. Причины следует искать не только в подрывной деятельности США, но и в серьезных ошибках советского руководства.

Преемник СССР – Россия к 2000 году снизила «в разы» свой оборонный потенциал, увеличила отставание (на несколько десятилетий) от наиболее развитых стран в сферах машиностроения, развития технологий и т.п. Ситуация изменилась радикально. Запад сделал вывод о безусловной и полной победе в «холодном» противоборстве с СССР. Теперь уже не только политическая элита США, но даже натовские генералы позволяли себе «окрики» в адрес России (в период нападения на Югославию, например, или во время стычек за Косово). США в 90-е годы прошлого столетия получили возможность обеспечивать охрану российских ядерных боеголовок своими техническими средствами, покупать за бесценок российский оружейный плутоний и прочее. Фактически мир стал действительно и безусловно однополярным при ведущей роли США. Именно это обстоятельство и развязало США руки на Ближнем Востоке, в Европе и странах Большого Магриба. В отношении России, оказавшейся в труднейшем положении после распада СССР, политика США и Запада в целом изменилась не в лучшую, а в самую худшую сторону. Россию просто перестали замечать, разворовывая в то же время все, что можно было взять.

В новых условиях американцы искренне поверили в свою исключительность, в непогрешимость американской демократии, совершенство экономики и несокрушимость военной мощи. Европа, если не способствовала, то, во всяком случае, не мешала закреплению за США ведущей роли, надеясь, взамен на свою лояльность, оставить за американцами решение (включая финансирование) задач обеспечения безопасности в Европе. Не стоит рассчитывать на то, что с приходом в США к власти Д.Трампа политика в отношении безопасности Запада, а также блока НАТО коренным образом изменится, скорее всего, этого не произойдет.

Нас не устраивает нынешнее состояние международных отношений, когда США, игнорируя международное право, действует силовыми, экономическими, политическими и другими методами против неугодных им государств, наций и народов. Причем действуют США как самостоятельно, так и в сговоре со своими постоянными или временными партнерами, прежде всего – с членами НАТО. Имеются в виду события, связанные с судьбами Ирака, Ливии, Югославии, Сирии, Украины, Грузии и других стран, не исключая и Россию. Действия США и Запада основываются на «праве силы», создавая серьезную угрозу человечеству, порождая терроризм и провоцируя тем самым войну цивилизаций.

Американцы все шире применяют новые способы воздействия на неугодные режимы. Речь идет о нелинейном, смешанном, гибридном вмешательстве, о неконтактных военных действиях, а также о психологических, пропагандистских, кибер пространственных операциях в сочетании с политическим и экономическим давлением. Заявления Д.Трампа об отказе от такой политики ничего не изменят и реализованы не будут.

Все больше вопросов возникает к Организации Объединенных Наций. Современная ООН, похоже, становится одним из инструментов США, взнос которых на ее содержание является самым большим и, в совокупности с банальным подкупом других стран, влияние внутри организации – практически определяющим. Из последних примеров: не только США и страны Запада, но даже ООН почему-то увидела большую разницу между правом на самоопределение Косово и тем же правом Крыма; ООН никак не отреагировала на нападение НАТО на Югославию, Боснию и Герцеговину, а США с Англией и Францией – на Ирак и Ливию, на военные действия американцев на иностранных территориях без согласия суверенных государств, на насильственное свержение неугодных режимов и другое. Главное: США теперь совершенно спокойно позволяют себе действовать в обход ООН, и это стало новым правилом, особых возражений против которого со стороны ООН не наблюдается.

США будут жестко отстаивать нынешнее положение единственной в мире сверхдержавы, призванной управлять миром по собственному усмотрению. Личностный фактор всегда будет присутствовать, и вносить какие-то коррективы в американскую политику, но их сложившаяся многовековая государственная система не позволит изменять ее сколько-нибудь существенным образом. В целях сохранения существующего статус-кво американцы могут пойти на развязывание любых войн, с любой страной. Но сдерживать США, как показывает опыт СССР и современной России, видимо, следует, и главное – это возможно.

Что касается России, то в соответствии с ДОВСЕ (Россия вышла из этого Договора в 2007 г.) в 90-е годы мы вывели за Урал более 50 тысяч единиц техники (танки, бронетехника, артсистемы), где она и пропала. Может быть, Бог с ними, с этими тысячами выведенных за Урал и потерянных танков – это оружие прошедшей войны. Но мы потеряли и большую часть ВМФ. В ВМФ СССР на вооружении были 62 атомных подводных стратегических ракетоносца (правда, порядка 20 единиц из них – устаревшие), а за 90-е годы из-за хронического недофинансирования и серьезных ошибок в оценке ситуации осталось их всего 9 единиц. В СССР на боевой службе и в боевом дежурстве находились одновременно 22 – 24 подводных ракетоносца, а в 90-е – один, в лучшем случае – два корабля. Весь состав ВМФ на 1985 год насчитывал более 1560 боевых кораблей и 1160 боевых самолетов (второе место в мире после США), а к началу 2000-х годов около 340 боевых кораблей.

В других видах ВС ситуация была ничуть не лучше. Кто-то подумал: зачем греть небо над Арктикой? Сняли станции на Крайнем Севере и Востоке, бросили «на разграбление» дорогостоящие за Полярным кругом городки, уволили подготовленных специалистов. В эти годы летчики престали летать, поскольку не было средств на керосин, а Минобороны могло кое-как обеспечить только денежное довольствие военнослужащих (как минимум 55% бюджета уходило на это, а в ВМФ – все 80%). Системы обеспечения и ремонта Вооруженных Сил быстро пришли в упадок, поэтому и пошли на металлолом и мелкооптовый сбыт боевые корабли, летательные аппараты, подводные лодки, бронемашины всех видов, различное военной имущество и т.п.

Ситуация в Вооруженных Силах России стала быстро и весьма эффективно меняться только в начале XXI века. Укрепление обороноспособности страны получило приоритет. В частности, расходы на оборону в 2016 г. составили 3,7% от ВВП и 18,3% от бюджета страны (в 1999 г. эти цифры составляли 2,63% и 16,5% соответственно, но они не реализовывались даже наполовину, притом, что и бюджет был куда более низкий). За период с 2007 по 2012 годы были доработаны и введены в боевой состав основные современные виды В и ВТ. Исключительно важным представляется создание Россией новых видов оружия и вооружения, которыми не располагают даже США («Кинжал», «Посейдон», «Пересвет», «Буревестник», компактные ядерные энергетические установки для ракет и др.). Благодаря этому сейчас, согласно рейтингу военных потенциалов, первое место занимают США, второе – Россия, третье – Китай. Но это и послужило в числе прочего причиной нового обострения вызовов безопасности России.

Либерально озабоченная часть нашего общества ставит под сомнение необходимость повышенного внимания обороне. Тогда нужно решить, надо ли защищать то, что нам оставлено нашими предками: от мировых запасов – 22% лес, 20% пресная вода, 30% шельф, 15% нефть, 55% природный газ, 12% уголь, более 27% железа и олова, 40% металлов платиновой группы – и все это на 2% населения Земли и 12,5% территории. В связи с этим зарубежными деятелями не раз выдвигались идеи: отобрать и поделить, что актуально сегодня, будет иметь место завтра и послезавтра. Посмотрите, из-за чего американцы организуют и спонсируют перевороты в других странах: из-за нефти, газа, алмазов, золота и др. Бандиты, словом.

Современная ситуация на нашей планете неоднозначна и по сути – трудно предсказуема. Во Франции в последние годы к власти приходят маленькие «наполеончики», в Германии неприлично задержалась во власти «мамочка»; про когда-то великую колониальную Британию и говорить нечего: абсолютное проамериканское ничто; страны Восточной Европы и Прибалтики, огульно принятые в существующие европейские структуры, внесли в Евросоюз серьезный дисбаланс. Про прибалтов можно только сказать: сидят на шее Евросоюза и бьются в истерике из-за «угрозы со стороны России». При этом почти вся Европа и Прибалтика активно эксплуатируют русофобию. Да, нет сейчас в Европе таких мудрейших политиков, как Ш.Де Голль, Ж.Ширак, Г.Коль, Г.Шредер и др., которые могли бы какие-то страны поставить на свое место.

За 2015-2016 годы США со своими союзниками в Европе, желая того, или нет, полностью легализовали свое истинное отношение к России, как к одной из самых серьезных угроз их безопасности (наряду с Китаем) со всеми вытекающими из этого последствиями. И раньше мы не очень верили в дружелюбие Запада, за исключением, разве что, лихих 90-х годов. Однако, современная ситуация и исторический анализ показывают, что в обозримой перспективе ничего не изменится, какую бы политику мы ни проводили, и уж тем более тогда, когда Россия в XXI веке стала жестко отстаивать свои национальные интересы. Положение осложняется еще и тем обстоятельством, что наши партнеры с Востока, как правило, молчаливо наблюдают за развитием ситуации, стараются не вмешиваться в ход событий, опасаясь негативных для себя последствий. Аналогично ведут себя и страны СНГ, так и не признавшие Южную Осетию и Абхазию, а также присоединение Крыма к России, не поддерживающие нас в части оказания военной помощи Сирии. Отдельные из них даже заигрывают с США, признавая тем самым их превосходство. А вот Евросоюз напротив, без всяких доказательств поддерживает ту же Англию в деле Скрипалей, те же США при нанесении ударов по Сирии и т.п. Почувствуйте разницу!

США удивили весь мир своими выборами очередного президента, которого никак не воспринимает собственный политический истеблишмент, а в целом эта американская коллизия и вносит основной вклад в разрушение стабильности и безопасности в мире.

Известные «цветные революции» (в общем-то – государственные перевороты) поразили бывшие советские республики: Грузию, Молдавию, Украину, теперь уже и Армению, которые сломя голову рвутся в Евросоюз и НАТО, умоляя принять их в эти союзы, чтобы жить безбедно в «богатой» Европе и за счет нее. Многие политологи, не замеченные в особой дружелюбности к России, считают необходимым во имя собственной безопасности отказать Украине, Грузии и Молдове во вступлении в НАТО, поскольку эти страны не представляют никакого интереса США и Западу и, если не изменять существующий статус-кво, то со стороны России угрозы не будет. По-видимому, главная мысль заключается в том, что не стоит из-за этих стран дразнить «русского медведя», и это правильно.

Мнение немецкого политолога А.Рара: «Россия – не угроза. Это понимают европейцы, кроме, разве что, прибалтов и поляков. А что касается США, то сейчас их более всего беспокоит Китай». Да, Россия не угроза, если не переходить определенные и всем известные красные линии, в том числе по продвижению НАТО к нашим границам, хотя мы, конечно, ничего не имеем против приема в Евросоюз бывших советских республик: пусть они их кормят и одевают – нам же будет легче.

Тем не менее, в специальном докладе парламентской ассамблеи НАТО значится: «Грузии, Украине и Молдове, а также западно-балканским странам следует дать четкую перспективу членства в НАТО и ЕС». Вот вам и подход исключительно в духе времен холодной войны. Решения этого натовского органа, правда, имеют лишь рекомендательный характер, но это не является гарантией, что натовцы так не поступят.

Ситуация в мире постоянно меняется с разными векторами. Сейчас европейцы склоняются к тому, чтобы жить не по указке Вашингтона, как они, в общем-то, привыкли, и это их до прихода к власти Д.Трампа устраивало. После известных реальных действий и выпадов в адрес Европы и НАТО со стороны Президента Д.Трампа, растет желание рассчитывать только на свои силы, в том числе по реализации своей национальной политики. Достаточно вспомнить поддержанный штатами Brexit, за ним последовала Каталония, затем – Греция, теперь – Франция, на очереди – Германия.

Бессменный уже более 10 лет организатор и председатель Мюнхенской конференции Вольфганг Ишингер (немецкий дипломат и политик) в своем традиционно предваряющем конференцию (15-17 февраля, 2019 г.) докладе констатировал конец старого мира и создание нового в соперничестве между США,

Россией и Китаем. Он отметил также возникновение вакуума лидерства в либеральном миропорядке, посетовал на радиус нестабильности, в котором, по его мнению, оказались Россия, Украина, Грузия, Армения, Азербайджан(?), Белоруссия и Молдавия. Его заключение: мир ожидает период нестабильности и неопределенности, поскольку США сцепились с Китаем, а Россия встала на путь изоляции?, из чего вытекает, что Германия, Франция и Англия должны сыграть особую роль в стабилизации Европы и других регионов, в том числе и военными средствами.

Таким образом, В.Ишингер не берет в расчет трансатлантическую солидарность (ее просто отменил Д.Трамп) – один из двух основных пунктов Фултонской речи У.Черчилля (1946 г., Фултон, США). Что касается второго из этих пунктов упомянутой выше речи У.Черчилля (разговор с Москвой возможен только с позиции силы), то этот пункт отменила Россия, выйдя вперед в развитии своих СЯС и некоторых других видов оружия и вооружения. Но у нас тогда возникает вопрос: а какими же «военными средствами» будут действовать Германия, Франция и Англия?

Показательным является и выступление В.Ишингера на этой же конференции, в котором он напомнил, что у России скоро не будет сил, чтобы утвердиться в одиночку в качестве супердержавы. Он сослался на то, что в 1990 г. валовый национальный доход России вдвое превышал китайский, а сейчас – 10% от него, и что идет резкое снижение количества населения в России со 150 млн человек до 100 млн человек в будущем. То же, как он считает, происходит и с Евросоюзом, в котором ранее проживало 12-15% от населения мира, скоро останется 5%. Цифры сомнительные, но вывод восхищает: по этим причинам России и Евросоюзу пора установить самые близкие отношения. Кто бы был против! Но Евросоюз же, именно в это время, ничтоже сумняшеся, утвердил новые санкции против России в связи с провокацией Украины в Керченском проливе. Какие уж тут отношения!

В целом же Европа бунтует, в чем немалая заслуга и нынешней американской администрации, не желающей видеть ничего, кроме собственных, извините, «денежных» интересов. Это нас в данный момент устраивает. Однако, мы хотели бы видеть сильную, самостоятельную, независимую и объединенную Европу, реализующую собственную (а не американскую) политику, без иностранных военных баз (Германия до сих пор оккупирована США)) на ее территории, и без изживших себя и сильно подпортивших имидж Европы структур вроде НАТО. Именно этот альянс создает для США и Европы риски втягивания в ненужные штатам и европейцам бесперспективные для них войны, в том числе с таким опасным противником как Россия, которой США пока опасаются из-за самого мощного ядерного потенциала. Ситуацию с НАТО начинают понимать и в Европе, и в Америке.

И все же, хотя альянс и дает трещины, но не разваливается. А чтобы доказать, что недаром ест европейский хлеб, все больше суетится, пытаясь в их понимании «сдерживать» Россию, бряцая оружием. Ради этого они организуют безрассудные военные учения у российских границ (теряя даже на учениях корабли и самолеты), а также оказывают, например, Украине (особенно здесь отмечаются США и Англия) реальную военную помощь, умышленно делая вообще все, что заведомо не понравится России.

Изложенное ни в коем случае нельзя рассматривать как начало разворота Европы в сторону от Америки. Да, какие-то их тактические шаги заметны, но не более того. Европа понимает, что президенты приходят и уходят, в свое время

уйдет и Трамп, которому американская государственная система не позволит сломать сложившиеся отношения с Европой, а сама Европа не будет возражать против их продолжения, надеясь на обеспечение собственной безопасности за счет американского военного «зонтика».

Ни для кого не секрет, что своим главным противником в настоящее время США считают Китай, уже обошедший американцев по уровню экономического развития, но далекий от возможностей США по оружию и вооружениям, особенно – в ядерном снаряжении. Однако, в связке с военной мощью России, эти два «врага» США способны реально угрожать их монополии на все и вся на нашей планете.

Как полагают американцы, ущербная в экономическом отношении Россия является самым слабым звеном в российско-китайской связке. Поэтому они и вцепились в нас мертвой хваткой, имея целью беспрецедентным экономическим давлением выбить это слабое звено из игры, а затем расправиться с Китаем. Что ж, теоретически это можно было бы признать сильным ходом, но ведь он является и самым опасным из всех возможных вариантов! Так ли уж верен их расчет, коль скоро в области стратегических вооружений и отдельных эксклюзивных ударных систем Россия превосходит США? Видимо, что-то (или кто-то) подсказывает американцам, что русские не решатся применить свое ядерное оружие даже в ответном ударе. Все может быть, однако в любом случае у такого давления на Россию тоже есть свои «красные линии».

Успехи России в области СНВ и других новейших видов оружия не дают США покоя. Расчет на БГУ – «быстрый глобальный удар» (ракетами с обычным зарядом, наносится внезапно, в течение часа) сегодня не сработает, поскольку система ПРО США нашими усилиями стала малоэффективной. А пуски в рамках БГУ межконтинентальных баллистических ракет с обычным зарядом (так они планируют) будут восприняты, как ядерный удар, на что они получат мощный ядерный ответ, и они об этом знают.

Все это пока еще не мешает США и НАТО осуществлять военные приготовления, совершенно конкретно направленные против России. В стратегическом плане, например, в развертывании ПРО в Европе уже нет акцента на необходимость защиты от иранских и северокорейских ракет, а совершенствование ядерного потенциала прямо связывается с угрозой от России и Китая. Планирование США БГУ по системе управления и собственно по ядерным силам России (и Китая) свидетельствуют о возникновении в недрах Пентагона концепции о возможности победы в ограниченной ядерной войне с приемлемым для себя ущербом. Собственно, все научные усилия и военная практика США (прежде всего: система ПРО, призывы к дальнейшему сокращению СНВ, выполнение американцами расчетов по устойчивости систем управления России и Китая в ядерной войне и др.) направлены на техническое обеспечение данной возможности. Это очень тревожная концепция, она способна разрушить основополагающую и успешно действовавшую многие годы систему ядерного сдерживания и привести мир к очередной весьма неприятной неопределенности.

Данный вывод подтверждается и ситуацией в области обычных вооружений и вооруженных сил, которые оснащаются современным оружием и вооружением, и демонстративно развертываются вблизи российских границ. Причем, военное столкновение с ядерными державами с применением обычных вооружений с недавних пор считается возможным. Об этом свидетельствуют, прежде всего, события 2008 года (принуждение к миру Грузии), когда США и НАТО вполне серьезно рассматривали возможность силового воздействия на Россию и готовились к этому. То же происходило и в 2016 г. (российская помощь Сирии в освобождении страны от террористов ИГ), когда США планировали применение военной силы против нашего ограниченного контингента в Сирии. В настоящее время натовцы развертываются в странах Балтии именно для борьбы с Россией. И это второе тревожное обстоятельство.

Именно эти новые подходы США к вопросам войны и мира и являются серьезной угрозой не только России, но и всему современному миру.

На этом крайне неблагоприятном фоне в военном плане нам по-прежнему придется рассчитывать на эффективное ядерное сдерживание, хотя Генштаб России и планирует некое постепенное изменение подходов к данной проблеме, что станет возможным в связи с развитием новых, «эксклюзивных» вводов оружия и вооружения. Потому что ядерное сдерживание, прекрасно показавшее себя в XX веке и удержавшее мир от катастрофы, совершенно точно не всегда будет столь успешным, поскольку мир обязательно придет к новым, более мощным видам оружия и вооружений (Россия сама это доказала), или найдет эффективный способ противодействия ядерным системам, или то и другое вместе. В то же время представляется, что ядерное сдерживание на обозримую перспективу решать необходимые задачи вполне способно, этого надо придерживаться, развивая, в том числе, новые стратегические системы (например, новую «Сатану»).

Ранее ядерное сдерживание трактовалось как стратегия предотвращения ядерной войны (ученые рассчитали, что «ядерная зима» наступит с одновременным применением ядерных боезарядов суммарной мощностью более 100 мегатонн). Сейчас понятие несколько расширено, поскольку предполагается применение ядерного оружия в случае угрозы самому существованию государства, а также имеется и тактическое ядерное оружие поля боя. Это понимается как расширенное ядерное сдерживание. Существует пока еще и понятие «ядерный паритет».

Считается, что СССР достиг ядерного паритета с США в 70-е годы. Причем, под «ядерным паритетом» понималось примерно равное количество и мощность ядерных боеголовок и их носителей. Часто слышишь такую браваду: мы способны уничтожить какую-то страну 10 раз. Нет ничего глупее – готовиться много раз что-то уничтожить: достаточно ведь и одного раза – это очевидно. Ядерный паритет в прежнем понимании, которого мы упорным трудом добились, и стал одной из причин нанесения СССР серьезного экономического поражения. Кстати, была у нас и еще одна крайность – строить надводные корабли и подводные лодки огромного водоизмещения, которые в угрожаемый период все равно не смогут выйти за пределы зоны своей ПВО, да и гибель такого корабля в военное время может стать весьма ощутимой для флота.

Под ядерным же паритетом следовало бы считать обладание возможностью в любых условиях донести до противника определенное количество ядерных боеголовок, то есть паритет имеется тогда, когда акт возмездия неизбежен, хотя в принципе от этого определения вообще можно было бы отказаться. Франция, Англия и Китай неплохо себя чувствуют и с небольшими запасами ядерного оружия. А то, что американской, или любой другой ПРО можно успешно противостоять, Россией доказано успешно.

Однако, возникает вопрос неприемлемого ущерба, величина которого понимается в разных странах неодинаково. По соображениям прошлой войны под неприемлемым ущербом понимались определенные уровни уничтожения боевого, военно-промышленного и людского потенциала. В принципе это верно и сегодня для войны с применением обычного оружия. Но ядерное оружие имеет целый ряд несвойственных обычному оружию факторов воздействия. Поэтому представляется, что понятие неприемлемого ущерба при оценке возможного ядерного столкновения может оказаться исключительно в психологической области. Например, во время кризиса 1962 года США располагали в 17 раз большим, чем СССР, количеством ядерных боеголовок, подавляющим превосходством в современных средствах их доставки, но все-таки не решились нанести ядерный удар по Советскому Союзу, не исключая возможности его ответа.

Поэтому, возможно, в ответном ударе и не стоило бы рассчитывать на поражение хорошо защищенных объектов военно-промышленного потенциала и инфраструктуры – кому она будет нужна в период наступления «ядерной зимы». Достаточно обеспечить возможность поражения, например, 10-15 крупных населенных пунктов, что само по себе существенно задачу облегчает. Примерно это и может оказаться неприемлемым ущербом при оценке ситуации в период принятия решения на применение ядерного оружия, как это и случилось в 1962 году.

Вместе с тем, известно, что проблема ответного удара требует обеспечения возможности выживания не только нужной части ядерных сил, но и системы управления (доведения сигнала), а также сил и средств радиоэлектронной борьбы. Это сверхтяжелая задача из-за возможных последствий планируемого американцами «Быстрого глобального удара».

США в последнее время придерживаются стратегии минимального сдерживания. Она заключается в поддержании низких потолков ядерных вооружений, развитии ПРО (пересматривается) и других систем защиты от ядерного нападения, улучшении качеств и свойств высокоточного стратегического оружия в неядерном оснащении, сохранении возвратного потенциала посредством складирования неразвернутых ядерных боеголовок, складировании американского тактического ядерного оружия в Европе.

США и Россия обладают самыми крупными запасами ядерного оружия (более 90% от всех мировых запасов ядерного оружия) и группировками его носителей. Сейчас между США и Россией действует Договор СНВ-3 (2010 год), согласно которому стороны должны сократить количество ядерных боезарядов до 1550 ед., а МБР, БРПЛ и стратегических бомбардировщиков – до 700 ед. Причем, СНВ-3 не различает ракеты с ядерными или неядерными боеголовками. На момент подписания Договора в США насчитывались 798 носителей (450 МБР, 288 БРПЛ, 60 бомбардировщиков) и 2468 ЯБЗ, В России – 566 носителей (331 МБР, 160 БРПЛ, 75 бомбардировщиков) и 2504 ЯБЗ. По имеющейся информации, Россия полностью выполнила требования СНВ-3.

Сегодня можно полагать, что американцами начаты действия по отказу от продления Договора СНВ-3 (срок действия – до 2021 г.). Ранее оговоренный срок начала переговоров о его продлении – 2018 год, но переговоры так и не начаты по вине американской стороны, и это о чем-то говорит. Важно также, что в 2018 г. в Конгресс США внесен документ, запрещающий продлевать с Россией Договор СНВ-3 (пока не рассмотрен).

Что касается России, то нам выгоднее развивать те компоненты СЯС, которые обладают высокой мобильностью, максимальной скрытностью и боевой устойчивостью. Представляется, что такими качествами в наибольшей степени обеспечены Боевые железнодорожные ракетные комплексы, другие мобильные силы РВСН, а также морские СЯС, которым нужно готовить соответствующие оборудованные, в том числе 100%-й связью, и защищенные районы боевых действий. Россия, как никакая другая страна, обладает в этом смысле огромными возможностями в связи с необъятной территорией и удобными морями севера и востока страны. Такой подход может существенно усилить эффективность ядерного сдерживания, гарантированно сохраняя силы для ответного удара.

С учетом изложенного в настоящее время сущность нашего подхода к проблеме ядерного сдерживания может заключаться в том, чтобы противник точно знал, что мы действительно способны в любой ситуации реализовать ответный ядерный удар, что и сможет заменить собой понятия неприемлемого ущерба или ядерного паритета. В этих условиях дальнейшее сокращение стратегических ядерных вооружений становится для России неактуальным.

Ситуация может потребовать изменения структуры таких вооружений. Кроме того, если все же будет признано возможным некоторое сокращение наших ядерных вооружений, на чем определенно могут настаивать США (если пойдут на переговоры), то оно не должно касаться наших рпкСН, БЖРК, мобильных РВСН, а также в нем должны принять участие и союзники США (Франция и Англия).

Серьезную ставку делают американцы на эффективный «быстрый глобальный удар» (БГУ) обычными высокоточными средствами и системами оружия. Ничто их не смущает: забыты Хиросима и Нагасаки 1945 года. Но для реализации американских планов БГУ необходимо пересмотреть старые договоренности, которые начинают им мешать. Это становится важнейшим фактором, обусловливающим усиление давления на Россию. Американцы рассчитывают принудить Россию отказаться от некоторых видов вооружений и вернуть себе первенство и в этой сфере, создать благоприятные условия для полной дискредитации России и достижения своих целей относительно Китая. И они от нас не отступятся, никакие заявления Трампа типа: «мы с ним (В.Путиным) поладим» нереальны и ничто не заставит американцев отказаться от своих замыслов, поскольку американская антироссийская политика зашла непозволительно далеко. Называть американцев партнерами уже язык не поворачивается. По сути – США стали врагом России.

В 2002 году в одностороннем порядке, в том числе и в интересах создания условий для реализации БГУ, США вышли из Договора по ПРО 1972 года, и занялись созданием современной и эффективной ПВО. Все страны, участники Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении (1993 г.), обладавшие химическим оружием, его уже уничтожили, только США этого не сделали. А ведь есть еще Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении (1972 г.), которым США продолжают заниматься в своих лабораториях и поныне.

Пытаясь работать в определенном порядке и последовательности, полагая, что с ПВО они необходимые задачи решили (прежде всего – в интересах БГУ), учитывая серьезные успехи России в разработке новых видов оружия и вооружения, американцы предпринимают действия по выходу из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Правда, в феврале 2019 г. в Конгресс США внесен проект закона о запрете выхода США из ДРСМД, но шансы у этого проекта практически никакие. Причин указанного стремления США явных просматривается пока три:

первая – обеспечить БГУ против России с минимальным временем подлета ракет средней и меньшей дальности к российским центрам и системам государственного и военного управления, для чего сосредоточить усилия на развертывании РСМД вокруг границ России;

вторая – Китай в ДРСМД не участвует, ракеты средней и меньшей дальности разворачивает в большом количестве, что создает, как считают американцы, угрозы для их действий в китайских морях и Японском море;

третья – в планируемой США войне против Ирана также (по мнению американцев) может быть осуществлен БГУ с использованием ракет не только корабельного и авиационного базирования, но и с берега (а их развертывание запрещено ДРСМД).

Повод для выхода из Договора: надуманное невыполнение Россией условий ДРСМД, что автоматически поддерживается НАТО (другого ожидать было, конечно, нельзя). Далее – все ясно. Придется наклонять страны Европы, чтобы развернуть РСМД на их территориях. Сгодятся для этого и территории бывших советских республик.

Развернув РСМД в Европе, американцы выдают европейцев на «заклание» и убой, сами же хотят отсидеться за океаном. Запад это понимает и от этих предложений в ужасе. Сделав вид, что тревога европейцев их волнует, США выкатили России ультиматум: в течение 60 дней (это примерно декабрь 2018 – январь 2019) устранить все наши, якобы, нарушения по ДРСМД, в первую очередь – разобраться с ракетой 9М729. Но Россия и пальцем не пошевелила. Теперь Запад говорит о том, что у России еще есть возможность «одуматься» до ожидаемого срока выхода из ДРСМД (полгода со дня приостановки участия в Договоре). Что ж, посмотрим, кто и куда «одеяло перетянет».

Европейцев с их тревогами и возражениями США направляют прямо к русским, разбирайтесь, мол, сами с ними. Простенько, но со вкусом! Россия виновна в том, что американцы хотят выйти из ДРСМД (хотя сами же его давно уже нарушают) – прямо средневековье какое-то. К тому же решение о выходе из ДРСМД принято американцами окончательно.

Что делает в этой связи Россия? А мы, что не очень понятно, никаких особых мер, кроме заявлений о своем несогласии с США, тоже не предпринимаем, почему, как представляется, и проигрываем в глазах мирового сообщества и особенно – по вопросам информационной войны. В частности, непонятна наша беззубая реакция на осуществляемые против нас разного рода провокации, например, вроде дела Скрипалей. Американцы хватают в любых странах и сажают в тюрьмы на очень длительные сроки россиян, украинцы захватывают наши суда с экипажами, добиваются ареста нашего имущества за рубежом, а мы в ответ – заявление МИДа. Нас судят всевозможные суды в Гааге, Стокгольме, Лондоне и др., причем с явной политической окраской, нас осуждают в парламентах Европы и НАТО, даже в ООН, а отбивается только Мария Захарова. Наши политики говорят: нельзя разрывать отношения со структурами Европы, тем самым они оставляют нас мальчиками для битья, чем все и пользуются, даже те, чьей страны и на карте-то не видно.

Пользуются этим и американцы. Поэтому они и начнут в скором времени размещать РСМД вдоль наших границ. Что делать, если США заставят страны Европы разместить на своей территории ракеты, имеющие время подлета до Москвы, исчисляемое несколькими минутами, принять решение в течение которых весьма проблематично.

Как представляется, возможны несколько вариантов наших действий.

1.Пойти на переговоры с США по вопросам нарушения ДРСМД, или по подготовке нового соглашения (с участием Китая (который уже отказался), Индии, Пакистана, Ирана и др.)

займут большое время. Это может несколько отсрочить решение проблемы, даст нам дополнительное время на принятие необходимых для обороны мер.

2.Отказаться от переговоров с американцами, предупредить их, что установка РСМД по периметру российских границ, особенно – на территориях бывших советских республик, будет рассматриваться как критически серьезная угроза нашей национальной безопасности. На этом основании такую угрозу мы будем вынуждены ликвидировать сразу с ее появлением. Об этом будут предупреждены все страны, разрешившие установку таких ракет на своей территории, ООН и ее Совет Безопасности. Понимают США только силу, из этого и следует исходить при разработке мер защиты.

Вряд ли мы посчитаем целесообразным, в ответ на установку РСМД вдоль наших границ возвращаться к коллизии 1962 года, поскольку в этом случае мы разделим ответственность за агрессивные действия с их инициаторами, да этого и не требуется. Но Россия должна твердо настаивать на своем законном праве уничтожать угрозу исключительно с ее появлением (ликвидировать РСМД в стадии их развертывания, в том числе и в мирное время), причем таким образом (об этом отдельный разговор) чтобы не давать повода для задействования 5-й статьи устава НАТО (нападать ни на кого не будем). Израиль же наносит авиационные удары по расположениям войск Ирана в Сирии, считая, что воюет он не с сирийцами! Другого пути обеспечить нашу национальную безопасность в данном конкретном случае не видно. В этом и может состоять наш ультиматум всем желающим столь серьезно угрожать нашей безопасности.

Более того, давно уже пора непосредственно и жестко запретить дальнейшее расширение НАТО за счет бывших союзных республик СССР, ибо это несет столь же серьезную угрозу национальной безопасности России, особенно в свете последних натовских действий, заявлений и планов использования американцами своих вооруженных сил. Пример – страны Балтии.

Если это наше требование будет проигнорировано Западом, то Россия также могла бы заявить о своем праве на применение силы и воспользоваться им с целью срыва продвижения НАТО, с соответствующим предупреждением западных стран и обращением в ООН и ее Совет Безопасности. В Грузии и на Украине мы с этим еще не опоздали.

По проблеме развертывания РСМД вдоль наших границ надо уже вчера было начать вести переговоры со всеми государствами Европы в отдельности, разъясняя им опасность такого шага для них самих. Причем, размещение американских РСМД на территории, скажем, Польши столь же небезопасно, например, и для Германии, это должно быть понятно, ибо отсидеться «за печкой» никому не удастся. Государства, разрешившие установку на своей территории РСМД, сведут к нулю собственную безопасность, а также безопасность других стран Евросоюза – это главное. Оно автоматически становится объектом первого, в том числе ядерного удара; объектом главного удара в угрожаемый период, объектом удара даже в мирное время, как это было указано выше. С такими государствами могут быть изменены отношения, вплоть до полного их разрыва.

Так или иначе, возможно, удастся решить вопросы безопасности в ближайшей перспективе, отвести угрозу мировой ядерной катастрофы. Но надо понимать, что в любом случае развитие оружия и вооружения остановить невозможно.

Наш Президент заявил, что современных наработок для защиты от США нам хватит лет на 10. Пусть даже и так, ну а дальше-то что? Слабая надежда на то, что еще что-нибудь придумаем? Американцы уже сейчас засучили рукава и изобретают то, что у нас уже имеется и то, чего у нас нет. Поэтому были бы целесообразными и ряд других мер, так или иначе, повышающих безопасность России.

Во-первых, следовало бы давать достойный великой державы ответ на всякого рода провокации, ответ жесткий и болезненный. Как видно из действий таких стран, как США, за многие века в мире мало что изменилось: по-прежнему уважение через страх к сильному, иногда сострадание к слабому, а чаще всего – его элементарное добивание.

Во-вторых, было бы целесообразным в полной мере использовать уникальность нашей огромной территории, а также специфику морей и в целом географии нашей страны. Использование этой уникальности и может обусловить бесполезность не только БГУ. Конечно, имеется в виду реализация совокупности всех необходимых мер, выполняемых по единому замыслу и плану.

Сегодня уже понятно, что сосредоточение объектов военного управления в одном месте (в Москве или вокруг нее), под боком у Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами России вряд ли оправданно. Нынешние средства коммуникаций допускают возможность управления ими на любых расстояниях и в любых условиях, что сегодня и требуется, а главное – достаточно легко реализуемо и не очень затратно в финансовом отношении. Рассредоточения также требуют еще в мирное время стратегическая, дальняя и оперативно-тактическая авиация (скажем, по всем аэродромам страны и даже дружественных стран).

Резкого (в разы) повышения коэффициента оперативного использования, а также рассредоточения не находящихся на боевой службе кораблей требуют и наши Морские СЯС. В разработке новых способов (например, с покладкой на грунт) и повышении эффективности нуждается система боевого дежурства наших рпкСН. Особое внимание требуется обеспечению непрерывности управления МСЯС в любых условиях обстановки. При этом следует исходить из того, что основную угрозу нашим рпкСН и в целом флотам представляют подводные силы США, привлекаемые к реализации американского БГУ.

Возможно, обещанных В.В.Путиным 10 лет хватит, чтобы серьезно повысить нашу обороноспособность, абсолютную устойчивость важнейших военных и гражданских систем управления, связи и доведения сигналов.

В.Кряжев

Действительный государственный советник

Российской Федерации 3 класса

Вице-адмирал в отставке