Воспоминание о герое-подводнике капитане 1 ранга В.П. Каланине

размещено в: Блог музея, Новости музея | 0

3.11.15 - Каланин ВП

Из воспоминаний о герое-подводнике капитане

1 ранга

В.П. Каланине

 

«Срочное погружение», «В студёных глубинах», «По местам стоять, к погружению ….».

                       Из книги «На земле, в небесах и на море».

Вспоминает капитан 1 ранга в отставке Григорий Максимович Васильев.

«После долгих часов томительного поиска гидроакустик взволнованно сообщил, что слышит шум винтов по пеленгу…

– Боевая тревога! Торпедная атака!- услышали мы тут же голос командира. Этот сигнал молнией пронёсся по отсекам подводной лодки. Все понимали: боевой приказ требует от нас предельной собранности и ответственности.

Чётко звучат доклады в центральный пост. Я – помощник командира «С-14» занят расчётами для точного выхода на боевой курс. Успевая взглянуть на командира корабля капитан-лейтенанта В.П.Каланина. Виктор Петрович словно преобразился. Обычно улыбчивый, спокойный даже медлительный, он твёрдо отдавал распоряжения боцману, слушал доклады акустика, наклонился над картой штурмана. Командир решал главную задачу – определить точку залпа, точно выйти на неё и метко поразить торпедами транспорт противника. Чувствовалось, что вся его воля подчинена одному – правильно выбрать момент и скомандовать «Пли».

Вот он дал распоряжение инженеру-механику, команду на рули и пошёл к перископу. Конечно, командир представлял, что делается там, на поверхности моря. Но ему хотелось добиться большей точности, чтобы действовать наверняка. Для этого важно было хоть на миг взглянуть через линзы перископа на конвой, который так долго искали. Сейчас всё зависело от командира, его умения быстро обобщить все данные, поступившие с боевых постов, и при этом учесть, а точнее предусмотреть возможный маневр противника, который тоже решал свою сложную задачу на уклонение от торпедных атак из глубины».

Каланин Виктор Петрович родился 23 февраля (по новому стилю) 1907 года в посёлке городского типа Владимирской губернии Гусь Хрустальном, в семье бывших крепостных Мальцевых.

Дед выбился в мастерового механика ткацких станков, отец Пётр Ильич – мюльщик текстильной фабрики. Мать – Просковья Тимофеевна была ткачихой. Семья была большой – 16 детей. В живых осталось 12 сыновей и 2 дочери. Вместе с ними жили дед, бабушка и тети. Детей приучали к труду с измальства. В пять лет пасли гусей, собирали ягоды в богатых Владимирских лесах. В семь лет уже ходили по деревням попрошайничали. Виктор Петрович рассказывал, как однажды в деревне зашёл в избу, покричал, хозяев не было, на столе лежал свежий каравай хлеба с отрезанной горбушкой, не вытерпел, очень хотелось есть, взял горбушку. Внезапно вернулся хозяин, схватил его и пошёл топить в пруд, спас проходивший мимо солдат. В десять лет уже нанимался в батраки, уезжал из дома. В тринадцать лет пошёл работать на фабрику «Красный профинтерн», надо было помогать семье.

Однажды рабочие снарядили поезд в помощь уборке урожая в сибирских деревнях, отец по болезни ехать не смог. Мать умолила начальника взять 16-ти летнего Виктора. Трудился честно, заработав несколько пудов зерна для семьи. Производство на заводах и фабриках еле теплилось, расплачивались с рабочими мануфактурой. Виктор Петрович вспоминал, как целый год семья собирала деньга, чтобы купить обувь. Снарядили его в город Арзамас, который славился в то время сапожным делом. По дороге деньги вырезали из подкладки поддёвки. Возвращаться было нельзя. Пошёл в Куровской на базар, с собой оставались 2 хрустальных стакана и пеньковая верёвка, выменял на мешок яблок, повёз торговать в Москву, обратно вёз пирожки и так до тех пор, пока не собрал необходимую сумму. Через три месяца вернулся домой с обувкой. Дома его уже не ждали, думали пропал с беспризорниками, или убили. Мать, прежде чем пустить в дом, сожгла одежду, вымыла его, так как боялись тифа.

В 1925 году окончил ФЗУ (фабрично-заводское училище) текстильщиков и вскоре стал ткацким поммастера, а в 1927 году вместе со своим товарищем сквозной ударный комплект. Сначала обслуживали 40 станков, затем 50. Шли годы первой пятилетки. Стране требовались обученные кадры и Виктор без отрыва от производства получает среднее образование на вечернем РАБФАКе. Успешно учился и по ударному работал. Смелому, инициативному комсомольцу приходилось не раз выезжать на село в качестве агитатора и участника художественной самодеятельности. Пришло время идти в армию, однако врачебная комиссия забраковала, найдя проблемы с сердцем. Виктор продолжал успешно трудиться на ткацкой фабрике, учился, вступил в члены ВКП(б).

В конце 30-х годов по инициативе ЦК партии был призыв в армию, на флот, в авиацию молодых членов партии. Стране нужны были квалифицированные кадры новой формации. Обком партии Владимирской области рекомендовал 2-х молодых коммунистов в ряды военно-морского флота, в том числе В.Каланина. Курсант КаланинОтборочная комиссия не приняла во внимание замечания по здоровью, заявляя что – «У Вас вместо сердца – партийный билет», так Виктор Каланин стал курсантом «Высшего морского училища им. Фрунзе» в г.Ленинграде.

Учение давалось очень тяжело, сказывались недостаточные знания, и таких курсантов было немало. Но так как это был партийный набор, всех неуспевающих посадили за школьные парты и в ускоренном темпе прошли курс средней школы, отдавая предпочтение математике и физике. В училище обучали многому, в том числе этике поведения, танцам. Виктор Петрович рассказывал, что знал о существовании постельного белья, наволочек, простыней, нижнего белья, но познакомился с этим в училище и не только он.

Благодаря своим природным данным, трудолюбием, усидчивостью и настойчивостью, преодолев все трудности в 1936 году закончил училище по успеваемости 37 из 200 выпускников. (В то время не было такого понятия закончил с отличием или медалью, а место определялось по сумме баллов).

Подводных лодок в то время было мало, но относительно высокое место в успеваемости по окончанию училища, позволили получить вакансию вахтенного офицера подводной лодки Балтийского флота, а затем в короткий срок в 1938 году стать командиром малой подводной лодки прибрежного действия, которую подводники ласково называли «малюткой». Среди однокурсников училища и сослуживцев было немало подводников, ставших впоследствии Героями Советского Союза. Виктору Петровичу довелось служить на одной подводной лодке на Балтике с Александром Ивановичем Маринеску, которого все подводники считали героем №1.

Примечательно, что тактические номера подводных лодок «С-13» – командир Маринеско А.И. и «С-14» – командир Каланин В.П. стояли рядом.

Подводная лодка «С-14» сошла со стапелей буквально за несколько дней до начала войны. И не смогла попасть на действующий Балтийский флот по месту приписки, т.к. была разрушена Маринестская систем, по которой должна была пройти подводная лодка.

«Из воспоминаний помощника командира Г.М.Васильева»

«Группа подводных лодок, куда входила и наша, была переправлена с Балтики на Каспий, а потом в апреле 1943 года по Волге и каналу совершила переход в Белое море. Это был сложный и опасный путь. Особенно трудно пришлось на участке в 500 км. От Астрахани до Камышина. Этот фарватер был почти непроходим – напичкан минами, затопленными судами. А нам надо было срочно пройти, пока полная вода, и сохранить все лодки, так необходимые на Северном флоте. Лодки, облегчённые отсутствием торпед, имевшие минимальные запасы топлива и воды шли в сопровождении двух тральщиков. На узком фарватере нередко подрывались на минах буксиры, баржи. Это естественно грозило и нам. Кроме того, надо было соблюдать скрытность.»

Подводная лодка «С-14» под командованием В.А.Каланина успешно принимала участие в боевых действиях на Баренцевом море Северного флота.

Из воспоминаний помощника командира Г.М.Васильева.

«Закончив ускоренную боевую подготовку 6 сентября 1943 года мы вышли из базы и взяли курс в Баренцево море. В районе мыса Канин нос на подлодку обрушился сильный ветер и огромные океанские волны. Порой и рубка уходила под воду. Холодный душ обдавал тех, кто находился внизу – в центральном посту. Сильная качка для многих из нас стала серьёзным испытанием. На следующий день «С-14» вошла в главную базу флота – Полярный. Нас тепло встречали экипажи краснознамённой бригады в составе которой предстояло вести боевые действия.»

В первые дни января мы получили новое задание и вышли на свободную охоту, чтобы выйти на фарватер за минной кромкой вблизи норвежских фиордов, нам предстояло преодолеть минной поле. Это нелегкое и очень опасное дело. Но мы знали, что североморцы научились проходить такие участки, полные смертельной опасности. Погрузились на глубину 70 метров и малым ходом пошли в сторону берега. Вероятность подрыва на мине не уменьшалась, враг устанавливал их на разных глубинах. В этих условиях многое зависело от гидроакустиков и командира. На подходе к берегу, за полчаса до всплытия на перископную глубину, осушили трюмы, поддифферентовали лодку. Акустик прослушал горизонт и доложил, что он чист. Но неожиданно мичман доложил, что он слышит скрежет минрена по левому борту.

– Стоп левый мотор? – тут же скомандовал командир. Наступила тревожная тишина. Каждый понимал, что значит этот раздирающий душу скрежет: рядом мины…

Застопорили и правый мотор. Кажется остановилось время. И вот громкий доклад из седьмого отсека.

– Скрежет минрена прекратился, – это сообщил командир отделения торпедистов. Снова дали ход.

В трёх милях от берега всплыли в надводное положение и начали заряжать аккумуляторные батареи, набивать в болоны воздух высокого давления. Несколько раз, когда из темноты появлялись катера охраны врага, уходили под воду».

«За этот поход командир Н.И.Морозов дал высокую оценку действиям капитана- лейтенанта Каланина. Отметил, что Виктор Петрович в боевом походе показал себя тактически грамотным, смелым, решительным. Искал противника настойчиво.»

«12 июля 1944 года наша «С-14» вышла в четвёртый боевой поход. Старшим был назначен командир капитан второго ранга П.И.Егоров, уже хорошо знакомый экипажу. До острова Кильдин шли в надводном положении в сопровождении двух малых охотников. В районе погружения они прослушали водный горизонт и доложили командиру, что он чист. Наш сигнальщик отстучал на прожекторе благодарность охотникам и командир Каланин скомандовал: «Срочное погружение!». Ушли на глубину 30 метров. Меняя курсы, двигались на северо-запад. Через шесть часов всплыли.

– Торпеда, слева девяносто, – доложил вахтерный сигнальщик, показывая рукой в сторону торпеды, и рванулся к рубочному люку.

– Право на борт! – скомандовал командир не отрывая глаз от следа уже не одной, а двух торпед, идущих одна за другой. Лодка казалось слишком медленно отворачивала вправо. Успеем ли? Торпеды прошли рядом с форштевним.

– Все вниз! Срочное погружение!

Сколько раз проходилось выполнить эту команду? И каждый раз она как боевой сигнал, требующий собранности, воли и высокого мастерства. И нередко от качества быстроты его исполнения зависит достижение успеха в бою или поражение.» Командир корабля Каланин прослушал горизонт и определил, что это шум моторов подводной лодки. Приказание – держать глубину 60 метров. Через некоторое время акустик доложил, что слышит быстро приближающиеся шумы на курсовой слева. Застопорили моторы и стали погружаться на глубину 80 метров. Через несколько секунд над лодкой быстро прошли шумы, которые оставляют за собой торпеды. Мы меняли курс, глубину. Наш поединок продолжался ещё некоторое время. Чуткий слух акустика помогал командиру разгадать замысел врага и быстро принимать решение на новое маневрирование.»

«13 июля от самолёта разведчика приняли радиосообщение о том, что обнаружен конвой. Командир Каланин принял решение выйти на курс движения конвоя. Через некоторое время гидроакустик доложил. что прямо по курсу слышит шум винтов. Командир поднял перископ, и осмотрел горизонт и тут же объявил торпедную атаку. В отсеках прозвучала команда :

-Носовые и кормовые аппараты подготовить к выстрелам!

Этой команде теперь были подчинены усилия не только торпедистов, но и акустика, штурмана, рулевых, электриков, трюмных… Всё зависело от их энергии, воли, мастерства, которые как бы аккумулировал в себе командир. В его поле зрения были постоянно курс, дистанция до цели.

Легли на боевой курс. Наступил главный момент атаки. Когда до цели оставалось одиннадцать кабельтовых командир скомандовал: «Пли!».

Четыре торпеды одна за другой вышли из аппаратов. Все, затаив дыхание отсчитывали боевые секунды. Командир поднял перископ и увидел взрывы. Вражеский тральщик уходил под воду. И тут же началось преследование нашей лодки. Раздавались взрывы глубинных бомб. Через минуту ещё серия взрывов за бортом. Корпус лодки содрогался. Полопались плафоны электрического освещения, погас свет, боцман доложил, что с дифферентом три градуса на корму лодка погружается. И тут не растерялся командир боевой части, стал отдавать распоряжение по перекачки балласта.

Командир корабля держал курс на минное поле, чтобы уйти от преследования надводных кораблей противника.»

Из книги «В студёных глубинах».

13 июля, ещё до обнаружения конвоя первой боевого успеха добилась подводная лодка «С-14» под командованием капитана третьего ранга В.П.Каланнина. Форсировав минное поле у мыса Маккаур, она обнаружила и потопила вражеский тральщик.»

Из книги «В студёных глубинах»

«16 октября на флагманский командный пункт поступило сообщение о боевом успехе «С-14» (командир капитан третьего ранга В.П.Каланин). В этом седьмом своём боевом походе она у Порсангер-фиорде обнаружила три вражеских тральщика шедших строем уступа (?). Каланин принял решение атаковать всю группу кораблей противника. С дистанции 6 кабельтовых лодка произвела четырёх-торпедный(?) залп. Торпеды вышедшие с интервалом 10 секунд, взорвали два тральщика. Оба корабля переломились и начали тонуть.

А вот как описывает эту операцию в своих воспоминаниях Г.М.Васильев.

«Настрой экипажа был боевой – все горели желанием поскорее встретиться с противником. Через два дня такая встреча состоялась. Мы получили радиограмму, в которой сообщалось, что обнаружен конвой в составе трёх транспортов и десяти кораблей охранения. Он следовал в западном направлении. Форсировали минное поле и на расстоянии четырёх миль от берега погрузились в глубину, стали маневрировать в ожидании и цели, прослушивая море. Вскоре акустик доложил о доносящихся шумах от винтов группы кораблей. Всплыли под перископ. Командир увидел в мутной перине горизонта три тральщика, идущих строем уступа.

– Торпедная атака! разнеслось по отсекам. Затем пошли другие команды и маневры связанные с атакой. Уточнив элементы движения тральщиков, командир чётко скомандовал «Товсь!» Прошло несколько секунд, и наконец: «Пли!»

Лодка привычно вздрогнула – раз, другой. Из первого отсека доложили, что торпеды вышли. Стали отсчитывать секунды: 10… 20… 40.

-Вижу два взрыва – сказал командир прильнувший к глазку перископа. Вскоре и в отсеках услышали два глухих взрыва. Два тральщика погружались под воду. Третий подбирал людей. Два сторожевых держали путь в сторону лодки.

– Лево на борт, погружаемся на глубину 70 метров – скомандовал командир.

Не прошло и минуты, как над нами начали рваться глубинные бомбы. Очередной взрыв раздался рядом. В отсека погас свет, на головы посыпалась изоляционная пробка. Пришлось снова уходить под минное поле, усугубляя своё нелегкое положение. Но корабли противника, сбросив на нас 28 бомб, не решались на дальнейшее преследование. за минной кромкой всплыли на глубину 20 метров. Начали перезарядку носовых торпедных аппаратов. Затем командир поздравил личный состав с победой. На торпедах, заправляемых в аппараты мы написали: «За Родину! За Ленинград!».

Когда стемнело, всплыли в надводное положение и начали зарядку аккумуляторных батарей. Курс держали на мыс Нордкин. Сигнальщик заметил вдали вспышку, похожую на сигнальную ракету. Потом все, кто находился на мостике увидели в районе Тана-фьорда огромное зарево, которое вскоре исчезло. Нам было известно, что в этом районе находилась подводная лодка «В-4» под командованием Героя Советского Союза капитана третьего ранге Я.К.Иосселияни. В журнале боевых действий было записано, что по пеленгу 170 град.в районе Тона-фьорда наблюдали взрыв и зарево. Очевидно «В-4» торпедировало корабль противника. Через час мы получили радиограмму от авиаразведки, конвой противника следует в западном направлении. Форсировали минное поле в надводном положении и в четырёх милях от берега погрузились. Рассветало. Акустик доложил, что слышит шум винтов группы кораблей. Командиру нужно было выбирать цель и мы всплыли под перископ. Начали маневрирование в расчёте выхода в атаку по головному транспорту. Через несколько минут последовала команда: «Носовые и кормовые аппараты приготовить к выстрелу». Затем: «Носовые – товсь!» и «Пли!».

Четыре торпеды одна за другой методом веера пошли к цели. Волна была крупная и лодку трудно было удержать на заданной глубине. И все таки командир поднял перископ и увидел взрыв двух торпед. Транспорт разломился и стал уходить под воду. Мы вынуждены были уходить от преследования. После одного из взрывов глубинной бомбы лодка получила дифферинт на корму и стала всплывать. Пока выравнивали дифферинт за бортом раздалось ещё несколько взрывов. Из шестого отсека доложили, что пробоины нет, но вода стала поступать через нарушенные сальниковые уплотнения. Возникла критическая ситуация. В центрально посту насчитали двадцать три взрыва глубинных бомб. Командир снова решил уйти под минное поле. Одна опасность сменялась другой. Через день перехода мы возвратились в родную базу Полярный. При входе в Екатерининскую гавань дали три холостых выстрела, извещая берег о трёх потопленных кораблях противника. На пирсах построены экипажи лодок. Звучит музыка духового оркестра. Нас встречали командующий флотом адмирал А.Г.Головко, член Военного совета вице – адмирал А.А.Николаев, начальник политуправления флота генерал-майор Н.А.Торик и другие. Капитан 3 ранга Каланин доложил им о походе. Нас поздравляли. Затем меня вызвали на Главный командный пункт с журналом боевых действий. Командующий подтвердил наш успех. Позже для экипажей лодок «С-14» и «В-4» был устроен торжественный вечер с традиционными жареными поросятами.

     Виктор Петрович с болью вспоминал о погибших боевых друзьях. Так в сентябре 1944 года от пирса отошла в боевой поход подлодка «Щ-4О2» под командованием капитана 3 ранга А.М.Кауцкого. В море позиции находились по соседству, однако на базу лодка не вернулась, трагически погибла. Войну Виктор Петрович закончил с экипажем «С-14» а затем принял команду самой большой подводной лодке того времени «Л-20».

   Военное лихолетье прошлось и по семье Виктора Петровича, погибли три брата, овдовела сестра и у жены Валентины Степановны война забрала двух братьев и мужа сестры.

В январе 1949 года он был назначен на должность Зам.начальника управления Аварийно-спасательной службы Северного Флота, а затем как перспективный офицер планировался на высокую адмиральскую должность, о которой сообщил в личной беседе зам.командующего Флота А.Г.Головко, однако напряжение войны не прошли даром и тяжелейший инфаркт привёл к демобилизации из рядов ВМФ.

Виктор Петрович награждён двумя орденами «Красного Знамени», двумя орденами «Отечественной войны», двумя орденами «Красной Звезды», «За оборону Заполярья», «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и другими медалями.

Военную деятельность подводной лодки «С-14» отмечали в своих мемуарах командующий Северным Флотом А.Г.Головко. Командир бригады подводных лодок контр-адмирал Герой Советского Союза И.А. Колышкин в книге «В глубинах полярных морей», в книгах «История Военно-Морского флота СССР», «В студеных глубинах», «На земле, в небесах и на море», «Боевой путь советского военно-морского флота», в газете «Красная Звезда» и др.

В Электроуглиях Виктор Петрович поселился в 1956 году. Болезнь долга не отпускала, но он мужественно с ней боролся. Очень помог лес, который он благотворил, Садился на велосипед и часами изучал окрестности, знал где растут какие растения, ягоды, грибы и бережно к нему относился. Когда болезнь начала отступать старался помогать людям советом, участием. Появилась возможность – пошёл работать – долгое время трудился в Электроуглинском комбинате благоустройства. На комбинате были парники в кторых выращивали саженцы деревьев, цветы – послужившие для посадки на улицах города.

До сих пор цветут каштаны на улице Школьной, липы на Советской, тополиная аллея вдоль дороги на кладбище. Когда чистили пруд, то у плотины посадили деревья, сделали клумбу на привокзальной площади.

Сын, Евгений, закончив Высшее Военно-морское училище подводного плавания им.Ленинского комсомола так же посвятил свою жизнь флоту, дослуживши до капитана 2 ранга, а в отставки до заместителя генерального директора крупнейшего оборонного предприятия.

Виктор Петрович вёл активный образ жизни, занимаясь вопросами военно-патриотического воспитания молодёжи, о чём свидетельствуют многочисленные почётные грамоты, благодарственные письма, статьи в газетах. Учитывая его боевые заслуги перед Родиной, электроуглинский клуб юных моряков в 1986 году был назван именем В.П.Каланина – командира подводника. Возглавлял клуб В.П.Столяров.

Виктор Петрович поддерживал постоянную связь с боевыми товарищами – командирами подводных лодок, с экипажами «С-14», «Л-20». На 80-летним юбилее в город Электроугли приехали члены экипажа подводной лодке «С-14». В своём юбилейном адресе они писали: «Мы помним Вас как требовательного по отечески доброго и чуткого воспитателя, глубоко знающего душу моряка, умело сочетающего высокую требовательность с заботой о нуждах и чаяниях подчинённого личного состава.

В грозные военные годы, в сложных и тяжёлых условиях сурового Баренцева моря Вы никогда не теряли самообладания, умело управляли кораблём и его личным составом. Команда нашей подводной лодки беспридельно верила своему командиру, чётко и уверено управляла оружием и механизмом. Все члены экипажа считали большой честью служить на подводной лодке, которой Вы командовали. Высокое знание морского дела и боевой техники, благородные черты советского флотского офицера, честность, самообладание и оптимизм позволили Вам заслужить любовь и уважение всего экипажа подводной лодки…»

Учитывая военные подвиги В.П.Каланина, он лично получал поздравления ко Дню Победы от президента России Б.Н.Ельцина. Виктору Петровичу было присвоено звание «Почётный гражданин города Электроугли». в картинной галерее находится его портрет в морской форме, а на доме где он проживал – памятная мемориальная доска.

На 91-ом году жизни 13 октября 1997 года Виктор Петрович Каланин ушёл из жизни, о чём известила газета «Красная Звезда» «ушёл старейший и последний командир подводной лодки, принимавший участие в Великой Отечественной войны».

 

 

                                                     Каланина Алла Викторовна

                                                     Каланин Евгений Викторович – капитан 2 ранга.